d_kishkinev (d_kishkinev) wrote,
d_kishkinev
d_kishkinev

Про стратегию голосования протестного электората

Т.к. не у всех есть подписка на "Slon", выкладываю. Вполне разумные и четкие рекомендации. Мне близка и понятна позиция Шульман, Рогова, Кулирры (прийти и голосом внести элемент демонополизации в Думу 7-го созыва), и она вполне может совмещаться с позицией Становой (участие в контроле за выборами).

https://slon.ru/posts/72966


Эксперты рассуждают, какую стратегию может выбрать оппозиционный избиратель, чтобы выразить несогласие с происходящим, не исключая себя из политической жизни.


Глеб Павловский

Политолог, издатель Gefter.ru

Разговор на этих выборах уже не об «электоратах» – их нет в прежнем смысле слова – ни провластного, ни либерального, ни левого. Электораты будущего таятся внутри «группы Х» – тех кто не определился или не хочет голосовать даже за своих. По разным подсчетам, таких от 15% до 30%.

Депутаты 7-й Думы попадут в самый центр потрясений ближайших двух-трех лет. И тогда все мы будем заинтересованы в качестве ее состава. Тем более важно, чтобы на Охотном ряду был еще кто-то, кроме четырех партий-подпевал.

За кого будут голосовать оппозиционно настроенные граждане? За «Парнас», Партию РОСТА, «Родину» или «Яблоко» – неважно. Новый спектр каждый подбирает сам. 18 сентября мы выбираем только песок в шестеренки принтера. Если в Думе появится одна-две новых фракции, схема принтера заскрежещет, а наладить ее уже могут и не успеть.

Прийти на выборы зная, что вас – именно вас – там не ждут! Вот индивидуальный пикет, который можно позволить себе безопасно. Но редкий пикет имел такие шансы привести к быстрым результатам. Мы не узнаем, далеко ли зашла политизация, не попробовав политизировать сами выборы. Можно попробовать. Нельзя открыть дверь, не дернув ее хотя бы раз.

Екатерина Шульман

Политолог, доцент Института общественных наук РАНХиГС

В отсутствие объединенной весомой оппозиционной силы сценарий «опрокидывающих выборов» невозможен. Если даже партия власти резко потеряет популярность, на смену ей просто некому приходить – альтернативного предложения в бюллетене не представлено.

Но можно стремиться к появлению менее монополизированного, более конкурентного парламента – то есть такого, где участники должны непрерывно торговаться друг с другом и исполнительная власть со всеми ними, и ни у кого нет контрольного пакета голосов (возможности принять любое решение, ни с кем не кооперируясь). Такой сценарий возможен и в случае раскола внутри самой правящей партии, но более эффективно его обеспечит появление в Думе нескольких фракций и групп любой идеологической направленности. Следуя этому принципу, протестный электорат, возможно, выберет стратегию голосовать за любую партию, кроме парламентских – им его голоса ни к чему.

Дальше начинается довольно тонкая игра: если оппозиционные избиратели проголосуют за тех, кто не пройдет, то их голоса уйдут на премию победителю – то есть достанутся одной из прошедших партий. Поэтому многие, возможно, сделают ставку на то, чтобы поддержать тех, кто на грани 5%. Это что касается партийной части избирательного бюллетеня.

Татьяна Становая

Руководитель аналитического департамента Центра политических технологий

Проблема нынешних выборов для оппозиционного избирателя заключается в том, что практически любое голосование работает на консервирование сложившейся системы. Возможности же протестного голосования практически отсутствуют. Нет графы «против всех», голосование ногами работает на увеличение результата партии власти. Поддержка системной оппозиции, выстраивающей все более тесные отношения с Кремлем, не позволяет влиять на изменение расклада сил.

Для оппозиционного избирателя остается одна относительно эффективная для него тактика: это не участие, а наблюдение. Сбор информации о нарушениях, распространение этих данных доступными, законными способами, анализ нюансов работы «системы», изучение избирательного права – все это тоже своеобразный ресурс, который работает в пользу оппозиционной среды, ее зрелости.

Придите на участок, посмотрите, как все работает, обратите внимание, какие присутствуют наблюдатели, возьмите координаты тех, кто проводит exit-polls, чтобы сравнить потом данные с официальными результатами с вашего участка. А вот бюллетенем можно распорядиться на свое усмотрение. Главное в нынешних условиях – повышение юридической грамотности и развитие гражданской ответственности. Вовлекайте в это и своих друзей-близких.

Кирилл Рогов

Политический обозреватель

Я думаю, что на предстоящем голосовании для людей, желающих блага и развития стране, в целом, сохраняется та же повестка, что и на прошлых выборах. То, что нам предлагают, выборами ни в коем случае не является, а является тщательно срежиссированным обманом. Обман так отрепетирован на этот раз, что ему вообще не нужна явка. Он на этот раз доведен до степени самодостаточности. Он провоцирует пассивность граждан и сконфигурирован так, чтобы эту пассивность стимулировать и поддерживать.

Именно поэтому тем, кто хотел бы ему противостоять, на мой взгляд, имеет смысл, во-первых, просто придти на выборы, но не думать при этом, что вы кого-то выбираете, за кого-то голосуете. Тут нет выборов. Тут есть узурпация избирательных процедур и сопротивление этой узурпации. Масштаб оказанного сопротивления будет иметь значение для дальнейшей траектории событий.

Александр Морозов

Политолог

На этих выборах для оппозиционного избирателя нет хорошей стратегии – ничего не приобретете, но и не потеряете, в том числе, если не пойдете голосовать.

Эти выборы проходят в условиях общественного спада и глубокого кризиса либерального движения. Их результат – поражение старых либеральных партий – поставит вопрос о совершенно новом этапе общественного движения. Кремль за счет одномандатников получит конституционное большинство в новом составе Думы и дальше встанет вопрос о президентских выборах 2018 года. И здесь потребуется то, что не состоялось накануне думских выборов – новая демкоалиция, которая предложит стратегию сопротивления надвигающему режиму пожизненной власти.

Григорий Голосов

Политолог, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге

В книге одного британского автора, которая называется «Мистер Бяк, вы плохой!», главный отрицательный персонаж (собственно, мистер Бяк) вел крайне негигиеничный образ жизни, вследствие чего в его доме развелись насекомые, но не простые, а, как пишет автор, огромные: с лицами, именами и должностями. Таковы мои эмоции по поводу ассортимента партий и кандидатов. Выбирайте кого смешнее или на кого бутылочка покажет, это не важно.

Иван Курилла

Историк, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге

Среди множества высказываний о предстоящих выборах часто встречается такая конструкция: «Они хотят, чтобы мы пришли на выборы, поэтому мы не придем, а кто пойдет, тот с ними сотрудничает, и значит – коллаборационист». На этом строятся все идеи бойкота и «делегитимации режима». Но здесь ошибка в первой части фразы. «Они» в общем-то, выборов вообще не хотят. И все, какие можно, отменили, а какие нельзя – зарегулировали. Но отменить выборы вообще они не могут – слишком радикальный шаг (пока, во всяком случае). Таким образом выборы для «них» – неприятная процедура, которую они обязаны организовывать, хотя, дай себе волю, лучше бы отменили. И лучше всего в этой ситуации (когда выборы надо проводить, но страшно), чтобы люди вообще не пришли. Поэтому фраза, с которой я начал этот текст, должна бы выглядеть по-другому: «Они выборов опасаются, но не могут отменить, но будут только рады, если вы на них не придете»

Tags: election, politics
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments