d_kishkinev (d_kishkinev) wrote,
d_kishkinev
d_kishkinev

Ivanov_Petrov о состоянии науки в России с ответами на "Что делать?"

Сам пост здесь. Буков очень много, поэтому тезисно, о чем речь.


- нужно оставить иллюзию сохранения широкой научной специализации России. Это было возможно только во времена противостояния сверхдержав - СССР и США - и при огромных вливаниях в науку в рамках гипертрофированного финансирования ВПК. Современное состояние науки в мире - специализация стран в тех или иных научных отраслях. Исключением, то бишь  страной с практически полным охватом дисциплин, является США как единственная и уже потихоньку теряющая эти позиции сверхдержава. Т.о. нужно понять свое место в научном мире, где мы относительно продвинуты, и оптимизировать именно эти направления. По другому просто не потянуть.

- никакой национальной, например, российской науки нет и быть не может в современном глобализированном мире. 

- огромная и специфическая проблема - кадры. Приведу цитату Иванова_Петрова:

"Тут должен быть отдельный раздел. Известное дело – дырка в поколениях, вокруг 30-50 лет, которая «плывет» по научному сообществу. Так что преподают те, кому обычно за 60-70, а учатся… Да, и лет в 25-30 из науки уходят – потому что семья, дети, их кормить. Наука становится областью, требующей особенного стиля жизни – безбрачного, разведеного или там нищего… Это уже совсем особенные социальные игры, и надо крепко подумать – может ли она существовать долго на таком маргинальном ресурсе. В силу снижения доходов в науке резко увеличивается доля женщин (как всегда, они увеличиваются в числе на местах, откуда мужчины уходят за более высоким доходом. Сейчас российскую науку во много держат женщины…). Это также несколько меняет микроклимат в науке. Но главные процессы – вымывание ученых среднего возраста, отсутствие смены поколений. Надвигающаяся опасность – не будет достаточного числа людей, чтобы учить на нормальном уровне новых студентов, и пойдет самораскручивающаяся система – всё худшие преподаватели готовят всё худших студентов. Эту систему будет очень дорого менять – там есть только способ покупки преподавателей за рубежом, мы это проходили в 18 веке. Рискованный шаг – по сути, это и есть падение России до уровня Вьетнама, где совсем другие планки п
проблем и иные перспективы.
"


Что делать?

- Убрать Академию, оставить самые сильные и перспективные научные институты и центры, связав их лишь сетью сотрудничества. Переместить центр тяжести научных исследований в университеты.

- Международное рецензирование, международные методы оценки результатов, признанные рейтинги.

"Вроде бы тут все ясно. Никаких игр в «наши особенно справедливые рейтинговые системы». Упор на участие в международной науке. Внешнее рецензирование – для начала с большой опорой на уехавшую нашу диаспору (кстати – в массе она не вернется, не надо надеяться, но немного помочь - согласится). Принятые в мире критерии оценки публикаций и журналов. Да, от этого свернутся многие наши привычные издания. Да, многие наши авторитеты окажутся в луже. Надо признать – они там уже сидят, только мы пока этого не видим.

Надо ясно понимать, что всю нашу науку разом так не развернешь. Она очень большая. Более 400 академических институтов. Более сотни тысяч человек ученых – а с окружающим народом и триста тысяч будет. Тысячи наименований журналов на русском. Множество министерских и всяких иных контролирующих организаций, у каждой – свой норов и бюрократический порядок, каждая совершенно точно запрещает именно нужные перемены. Я не знаю, как с этим бороться. Говорят, именно для этого нужно государство. Я бы сказал, что для спасения науки нужно от государства сразу два взаимоисключающих действия – к счастью, в разных областях. Во-первых, надо постараться резко снизить управляющую роль госструктур – относительно реального производства знания. И увеличить управляемость того, что останется – чтобы сделать число вставляемых в колеса палок счетным. В точности как проблема высшего образования – на мой взгляд, требуется резко уменьшить роль государства в этих вопросах, убрать методички, обязательные к исполнению, программы и формы отчетности. И жестче сосредоточиться на иных проблемах, до которых я еще постараюсь добраться далее по тексту."
 
- Гранты. Мобильность исполнителей. Да, есть элитные группы выдающихся ученых, которые могут работать в одном месте и всегда обеспечены грантами – таков их статус. Но множество иных ученых, либо не столь удачливых, либо просто молодых – должны иметь возможность переезжать с одного места работы на другое – вслед за полученными грантами. Это подразумевает массу вещей и – если быть совсем грубым и указывать только один фактор – повязано на способ обращения с жильем и стоимость жилья. С гранта специалист должен иметь возможность переехать (не навсегда) в другой город, арендовать жилье, которое там в избытке, приличного качества, нормально жить и работать 3-5 лет – а потом все это продать и уехать. При нынешней жилищной политике и ценах на жилье в России – это бред."


Как все это воплотить в системе, которая всеми силами сопротивляется реформам, автор поста не знает и прямо в этом
признается.

"В целом эта огромная корпорация нереформируема – с ней буквально ничего нельзя сделать. Притом, что наука завязана не только на производство (тут-то ничего, она слабо у нас завязана), но – главное – на высшую школу. Нет смысла что-либо говорить о науке, не касаясь проблем высшей школы, это одна проблема."

Но что делать это нужно -  иначе постепенно придет северный пушной зверек - это у автора сомнений не вызывает. 
Tags: science reform
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments