December 29th, 2012

Все побежали - и я побежал или о социальных факторах "движухи"

Недавно попалась на глаз вот эта статья американских орнитологов (первый автор Cornelius, называетс

Under a neighbour's influence: public information affects stress hormones and behaviour of a songbird

"Под влиянием соседа: общественная информация влияет на гормоны стресса и поведение певчей птицы"

Речь в статье идет про клестов. Вот таких 

800px-Red_Crossbills_(Male)

Питаются они семенами хвойных (в основном, ель). Отсюда их название - клест-еловик. Т.к. районы с максимальным урожаем семян ели год к году могут располагатся в непредсказуемых местах, иногда возникают массовые передвижения этого вида в данном регионе (т.е. до этого года клестов здесь видели мало, потом - бабах - нашествие из десятков и сотен тысяч). Один из примеров нерегулярных перемещений. Клесты к тому же птицы социальные.


Теперь к исследованию. Поставили эксперимент, в котором клестов сначала держали на неограниченной (ad libitum) диете. После чего часть птиц держали на сокращеной диете (75% от их среднего дневного потребления), а часть на все той же обжираловки от пуза. Были сформированы такие комбинации: голодный с голодным, голодный с сытым, сытый с сытым. Ограничения в еде были только три дня, после чего всех вернули на ad libitum диету. Результат был очень интересный. Сначала банальность - сокращение еды привело к снижению жировых резервов, росту активности и повышению уровня гормона стресса (кортикостерона) в крови. Но вот что интересно, голодные птицы, сидели рядом с сытым соседом, существенно меньше были застресованны (базовый уровень кортикостерона не отличался от уровня до голодовки) и меньше теряли жира, чем голодные птицы, сидевшие рядом с голодным соседом. Авторы обсуждают, почему так могло произойти. Очень возможно, что голодые птицы издают больше контактных акустических сигналов и друг друга стимулируют, а вот сытый сосед посылает во все стороны "лучи спокойствия", успокаивая голодную птицу, так что она даже и не очень страдает на сокращенном пайке.

И вот тут неожиданное сравнение с людьми. Вот тут в статье приводятся выдержки из интервью с людьми, вышедшими на акции проетеста в начале 2012 г. К примеру:

Вопрос: «Что вам нравится на этом митинге?»
Ответ: «Нравится, что нас много, что мы есть, что мы говорим, что мы пришли». 
(25 февраля 2012 года, Санкт-Петербург, женщина около 40 лет, высшее образование, психолог) 

В. «Вы помните, почему решили пойти на митинг?»
О.
«Вообще не помню, просто решил пойти, посмотреть. <…> Я один, просто как любопытствующий».       
(4 февраля 201
года, Санкт-Петербург, мужчина около 45 лет, высшее образование, юрист)

В.: «Можете вспомнить момент, когда вы приняли решение идти на митинг? Что произошло?»
О. (муж): «Как только я увидел, что не я один такой, – я был разочарован до того в нашем народе, – когда я понял, что я не один такой, что нас много...»
О. (жена): «Да, да. Мы чувствуем, что эти люди – мы с ними солидарны, у нас есть что-то общее. Где мы встречаемся? Нигде не встречаемся. А эти митинги как-то нас объединили. И мы увидели, что нас в принципе много, оказывается, таких». 
(Москва, 26 февраля 2012, женщина 35–40 лет, высшее образование, работает в сфере образования

Т.е. очень часто волна рассуждений, смсок, сообщений в социальных сетях подталкивает человека выйти на эту тусу, даже если у него самого конткретно нет каких-либо проблем и четких притензий