August 19th, 2015

Географический детерминизм

Читая краткую историю западноевропейского Средневековья (470-1492 гг.), в стопятцотый раз невольно возвращаешься к замыленным за последние 300 лет мыслям, почему страна X не Европа, а также, почему одни страны выстреливают, а другие так.

Пролистывая события упомянутого тысячелетия Средневековья, видишь бесконечную череду договоренностей между феодалами, духовенством и горожанами, с очень редким участием крестьян (потом, уже в 18-20 вв. они в массе своей станут горожанами и тоже примут участие).

Горожане и отдельные комьюнити (город с окружающими территориями, кантоны) - активные субъекты переговоров. Феодалы - это тоже представители отдельных общин, городов или иных конгломераций.

Несколько примеров. Так, Филипп II Август во Франции 12 в. опирался на города в своих боданиям с могущественными баронами. Император Фридрих I Барбаросса довольно долго воевал с союзом итальянских городов (Рим, Милан, Кремона, Брешиа, Пьченца и др.), но без особого успеха. После падения Милана, была образована Ломбардская лига городов, давшая мощный отпор немецкому императору и его союзникам. В итоге, они выторговали право на городское самоуправление. Великая хартия волностей 1215 г. в том числе подтверждала волности городов. В первом английском парламент 1265 г. были как представители рыцарей (феодалов), так и городов (под два горожанина от важнейших). Филипп IV Кравивый во Франции даже кредитовался у городов (правда долги часто не возвращал и пытался это превращатить в налоги). В 13-14 вв. лесные и городские комьюнити-кантоны Альп постепенно объединялись в конфедерация для защиты и контроля над перевалами из чего и выросла Швейцария. И т.д.

Чем больше субъектов, тем меньше возможностей для возникновения централизаций, неких общих для большой территории единых интересов. Меньше возможностей для удержания контроля из единого центра. Все договоренности зыбки и быстро эродируют. Контроль тоже быстро исчезает. Мы видим постоянный динамичный переговорный процесс и постоянно меняющаяся повестка этих переговоров.

Для возникновения большого числа комьюнити нужно много людей. Для множества людей при том способе производства нужно много территорий + много времени, т.к. рост народонаселения был не такой взрывной, как в 19-20 вв. Для освоения территорий также нужно время, а значит, более освоеными оказываются территории, которые заселились людьми раньше всего и/или были пригодны для развития лучше.

Как мы вроде сейчас понимаем по данным генетики и археологии, Homo sapiens заселили прежде всего юг Европы - полуострова (Балканы, Аппенины, Пиренеи) и территории, прилежащие к ним. Там проще было перемещать людей и товары вдоль берега и/или по морю. Чуть севернее - вдоль крупных рек, т.к. еще глубже в континент была очень лесистая местность. Заселялись по относительно легко проходимым корридорам: если по континенту, то через проливы Босфор и Дарданеллы или через восточную Грецию, далее продвигались через долину Дуная, южнее и севернее огибали Альпы. Выходили на Аппенины. Далее по берегу Средиземного морю и юг Франции сваливались на Пиренеи. Плюс был поток через Средиземное море, заселяя острова и участки побережья.

Отсюда картинка: географический центр распространения нашего вида + ладшафт, удобный для колонизации и контактов (море, реки, относительно проходимые дороги на континенте) определяли время заселения тех или иных территорий. Время и ландшафт также привели к более раннему накоплению критической массы населения, которое создало субъекты развития - городов-государства, разнообразных комьюнити. По-видимому, скорость эволюции социальных систем еще определяется количеством контактов субъектов этих систем (как отдельных людей, так и их представителей). Частые мирные и военные контакты приводили к высокой скорости эволюционирования. Затем продукты этих взаимодействий (гос-ва с определенным устройством, технологиями, законами, администрацией) "экспортировались" в разные стороны, в том числе в качестве выпуска пара и излишков пассионариев и уменьшения конфликтов. Где-то удачно (эра колонизации), а где-то менее удачно (крестовые походы). Ну т.е. совокупность биологических (центр возникновения вида), географических (ландшафтные guidelines), и социальных факторов (плотность населения и скорость контактов) привела к тому, что мы имеет.

Идея не нова. Под разными названиями (географический детерминизм как один из вариантов) её развивали  с 18 в. (Монтескье, Гердер). Особенно популярна стала во второй половине 19 в. в связи с Элленом Сэмплом. В 20 в. естественно Фернан Бродель, ну а сейчас Турчин и Джерад Даймон у всех на слуху. Думаю, они не последние.