December 27th, 2015

Интервью Павловского

Интересное интервью Павловского, которого я всегда слушаю с интересом. У него конечно есть пунктик о чрезмерной образности и порой из-за этого расплывчатости и неконкретности, но он очень умен и въедлив. Зрит в корень. И да, он один из создателей системы, но создатель, не скрывающий своей ответственности и берущий на себя часть вины, теперь объясняющий, как покинутый им корабль бюрократии мутирует и во что он постепенно превращается и как его нужно чинить. Для начала нужно выйти из созданного тремя ТВ кнопками мира глупостей и нереальных угроз. Все медиа искажают и врут, но нужно выйти из точки эктремума, в котором сейчас всё это находится, и немного приблизится к реальности.



Информация в Кремль стекается отовсюду, и вранья, конечно, хватает. Но всем президентам в мире врут, вопрос в злостности лжи. Помните, в СССР был «агитпроп» и терзал наши умы «Малой Землей» и солидарностью с кровожадным эфиопским ублюдком Менгисту Мариамом? В России существует «неопроп» — машина одуряющей телепропаганды. Она накачивает лояльность населения тем, что удерживает массовое сознание в истерическом состоянии. Люди России переселяются в мир зловещего политического сериала и в нем живут.

Но от этого и руководители страны теряют способность к стратегическим решениям и оценке рисков. Даже если сами хотят заслониться от своей пропаганды. Представим на минуту, что Путин, как и я, не смотрит телевизор. Не верю, но допустим. Однако все вокруг него телезрители, усвоившие язык лжи. На реальность наложена сетка фальшивых историй, где вокруг Кремля рыщут рептилоиды. Есть реальные угрозы, но ты их не видишь, потому что тебе сообщают — в «Мемориале» нашли лунных фашистов! Уверен, что записки на столе Путина представляют собой отчеты о вылазках рептилоидов и сбитых НЛО за неделю.

«Неопроп» действует как общероссийский мультипликатор глупостей. В искаженной картине мира сбитый по глупости малайзийский «Боинг» можно вообразить самолетом с мертвецами, запущенным ЦРУ, чтоб «свалить Путина». Взгляните глазами бедного кремлевского телезрителя: раз есть враги, они же «наши партнеры», почему бы им ради переворота в Кремле не пойти на нехитрую операцию — набить «Боинг» мертвецами и пустить его над Донбассом?

Реальность растворилась в фантазиях, рисков не ощущают.

Ведь сказано же, что Сирия — это просто «военные учения», да? Наши бомбардировщики то и дело чиркали по турецко-сирийской границе, но Кремлю это не казалось проблемой. Все равно как взлететь в Кубинке, пересечь Смоленскую область и случайно срезать угол через Белоруссию. Откуда взяться пониманию, как мир живет, когда в теленовостях уже расписали, как он устроен: там Ротшильд, тут Сорос, Браудер и ЦРУ.

Политику нельзя смотреть российское политическое телевидение и оставаться в здравом уме.

Останкинский «неопроп» — это крэк, пропадает чувство реальности.

— Чем чревата потеря реальности?

— Чем угодно, в частности, это подготовка к принесению себя в жертву. Эмоционально мы уже созрели для роли рождественской индейки. Мы же всегда хотели только хорошего, мы вставали с колен, мы великая Россия… А когда шоу кончится, скажем: «Ну во-от, опять нас обидели!» И кончиться может чем угодно, раз Кремль не обеспечивает национальную безопасность, шатается по криминальным районам вроде Ближнего Востока, задирая соседей по мелочам.

Мы невеждами влезли в мир, отказавшись от обычной для России консервативной дипломатии. МИД болтает по фене, как гопник, обижается, что «нас не понимают», и ждет, что все сбегутся в Москву договариваться. Не выделены классы реальных угроз. Власти смотрят Star Wars. Борьбу с экологом Витишко, «Открытой Россией» и поп-разоблачителем Навальным они ведут как со Звездой Смерти (боевая космическая станция из «Звездных войн». — «Газета.Ru»). Это подарок конкурентам России — в их столицах и штабах корпораций группы умников выбирают момент, где подставить невежде подножку. Все кончится блэкаутом: не сумев решить следующую порцию задач, Система зависнет и будет стоять.

Угрозы настоящие и мнимые

Екатерина Шульман - тетка разумная. Ее стоит слушать.

Если кратко - есть угрозы мнимые и реальные. К мнимым, в частности, относится страх перед "экспортом революций". Если страна не готова взрорваться изнутри, в результате сложившихся за много лет обстоятельств и серии ошибок, то никакой картавый с дойчмарками в запломбированном вагоне или пара миллионов долларов + оранжевые стикеры вам революцию не устроят.

Или боязнь эстремистов. Это не значит, что этой угрозы нет вообще и нет реальности за этими угрозами. Она есть, но по сравнению с другими - они небольшие и сравительно легко лечатся. Но их лечат так себе, зато раздувают и пугают население и себя же. Например, экстремизм лечится тупо инклюзией, т.е. большими возможностями реализоваться активистам на выборах (напрямую или в качестве помощников), в разного рода самоуправлениях. Экстремисты, оказываясь в условиях того, что за базар нужно отвечать, как правило резко адекватничают, а вот исключение их из политики на разных уровнях и изоляция - это вернейший способ получить максимальную радикализацию.

А вот реальные угрозы, по настоящему реальные, скучны, власти неинтересны и сложны для восприятия и решения. Например две большие, резкое переформатирования энергетического баланса (уменьшение, но конечно не полное исчезновение, энергии на основе ископаемого топлива в мировом энергетическом бюджете) и старение населения, оно же удорожание медицинского обслуживание и социальной поддержки пожилой части населения, сокращение налогооблагаемого активно работающего населения в относительном размере (по отношению к получателям налогов). Тут нужна целая лекция о том, что это за угрозы и как на них можно отвечать.

Эффект снижения средней при расширении выборки

За этим скучным сабжем вот что. Вот тут - разговор про музыку, про появление феномена поп-музыки на фоне технологического прогресса.

Для меня прослеживаются параллели - в музыкальной и образовательных индустриях. В глобальном масштабе. Сейчас поясню.

Вот посмотрите, что происходило скажем с начала 20 века по сегодняшний день с высшим образованием в общем контексте.

Множится число университетов и разширяется охват населения, проходящего через ВУЗы. Для этого есть фундаментальные причины, среди которых главные следующие:

1) Урбанизация. Переток населения из деревни в город. Городское население проще обучать - они физически всё рядом со зданием университета,

2) Индустриализация. Смена производства: от с-х до сложных индустриальных технологий.  Городской индустриальной жизни нужны специалисты с разным довольно наукоемким бэкграундом (НО это стало менее актуально после сильного оттока производств из "золотого миллиарда" и иных старых индустриализированных стран в более молодые. Клеркарат же нужен скорее с определенными soft skills, но и это требует неких учебных заведений выше школы, хотя скорее всего ниже классического университета),

3) Де факто практически равноправное участие женщин в общественной жизни и в получении образования на всех уровнях, включая высшее образование.

Из-за того, что выборка проходящих через высшее образование охватывает теперь не 1-2-5% от населения, т.е. не только мужчины и из не самых бедных семей горожан, коих на 1913 г. в России было чуть меньше 15%, а большую часть выпускников школ - 80% идут и несколько меньше поступает, но всё-таки большинство выпускников школ, а школьное образование практически включает всех - то и выборка "студенты" теперь охватывает практически всю когорту молодежи 17-23 года. В этой выборке, было бы ВУЗы или не были бы, средний уровень IQ и школьной подготовки (по социальным, а не по биологическим причинам) несомненно ниже, чем в выборке студентов скажем 1913 г.

Вот картинка для UK и только с 1970 г. Тенденция более или менее глобальная.



Нечто похожее происходило в музыке. Несомненно, музыка для масс существовала на рыночных площадях. Де факто, даже если где-то кто-то исполнял ее лучше - этот перформанс был непереносим в другую местность.


Аристократия же слушала то, что писала сама или ее развлекательная индустрия.


С появлением дешевых и качественных носителей информации, включая звуковую информацию.




Винил - начало 20 в., AM, FM, далее цифровые радио, магнитная лента, CD, BD, интернет), стала распространятся на всех, дешево и быстро, при этом качество передаваемого звука улучшалась и достигла практически уровня "как при живом исполнении", выборка потребителей музыки стала включать всех, а значит, как и с высшим образованием, то, что раньше просто включала biased sample требовательных потребителей, стало включать всех, в том числе менее требовательных (фоновая музыка), и поэтому планка художественного качества упала (для попсы, собственно она и появилась тогда). НО! Нишевой продукт "для ценителей" всегда есть и будет. При этом наблюдается переплетение низких и высоких жанров.

Мой пойнт - не надо плакать о том "куда катится (подставить страну) образование" или "как деградировала эстрадная (популярная) музыка! что слушает молодежь!"

Если вы понимаете, почему это произошло, видите big picture, тренды, которые стоят за этим явлением, то не плакать и сетовать надо, а в чем-то даже радоваться, что произошли такие большие цивилизационные сдвиги. Впрочем, for good or for bad - вам решать. 

Заключение manufacturing agreement с удаленным фрилансером

Народ, тут есть у меня намерение подписать с одним израильским технарем-фрилансером manufacturing agreement для изготовления одного электронного устройства. Техзадание четко сформулировано и согласовано. У человека есть ИП регистрация в Израиле.

Но вот как подписать договор на расстоянии? Я знаю и даже пользовался eSignature сервисами типа DocuSign, но есть ли кого-то опыт составления договоров на изготовление (manufacturing agreement) на основе неких образцов (templates)?

Что делать и к кому обращаться в случае нарушения условий договора в подобным случаях?

Может еще у кого есть советы для этого случая?

Спасибо.