d_kishkinev (d_kishkinev) wrote,
d_kishkinev
d_kishkinev

Выдержки из интервью Артема Оганова

Артем Оганов. Полный профессор Университета штата Нью-Йорк и адъюнкт-профессор МГУ им. М. В. Ломоносова. Автор уникального метода предсказания структуры минерала из первых принципов по химической формуле. Программой по предсказанию структур USPEX, созданной Огановым, пользуются сотни исследователей по всему миру.
В 2006 году стал одним из первых после 1917 года адъюнкт-профессоров МГУ.

 -Как вы относитесь к современной российской действительности и к действиям властей по управлению наукой?

Мой единственный политический принцип – не интересоваться политикой вообще. Что происходит в российской науке? Мне трудно это понять. Был проект по мегагрантам – очень хорошая затея. Обещали дать 80 грантов – дали 40, но те, кому гранты дали, безусловно, того заслуживали...Хотелось бы видеть эту программу с продолжением. Есть еще Сколково, на которое вроде бы выделяются огромные деньги для создания технологического центра международного масштаба, мне кажется, это тоже хорошая идея, но пока я не вижу, что там происходит. Но к этим позитивным сдвигам примешивается большая доля разочарований: буквально параллельно с этими инициативами... В частности, хорошо известного мне ВНИИСИМС, Института синтеза минерального сырья в городе Александрове. Институт был передовой, с идеальным потенциалом окупаемости и прибыльности. Это институт, который создавал для высокотехнологичных отраслей индустрии дорогостоящие кристаллы, которые покупались по всему миру, в частности, кристаллы кварца, это технология громадными человеческими усилиями создавалась в 50-е годы. Эта технология была налажена за несколько десятилетий – а кварц используется везде, начиная от часов и заканчивая ПВО. Мало центров в мире имели такую технологию – производство дорогостоящих кристаллов из дешевого сырья. Это идеальная модель самоокупаемости, прибыльности – фактически из ничего производить кристаллы, которые стоят на вес золота. Но государство это проглядело, и в 90-е годы, в трудные времена безденежья, директор института продал эту технологию за бесценок в Южную Корею. Теперь рынок наводнили южнокорейские кристаллы кварца. Кроме того, был за бесценок продан в Китай стратегический запас уникальных кристаллов кварца для затравок, было продано и оборудование – автоклавы для синтеза. Сейчас распродана уже территория института, и он официально прекратил существование, причем это было сделано при участии верхушки института. Об этом деле много писали, но ему так и не дали ход. Причем если начиналось разворовывание института еще в 90-е годы, то последние шаги были пройдены в 2010–2011 годах, когда уже произносились слова об инновационном развитии и модернизации страны. Таких историй много, и они не совместимы с лозунгами о модернизации, поэтому с нынешним состоянием науки слишком многое непонятно.

– В России, как показал недавний опрос ВЦИОМ, наука не пользуется популярностью среди населения. А жители США проявляют интерес к своей науке?

– В США общество очень неоднородно. Здесь есть интеллигенция высшей пробы, но есть и серая масса, которой ничего в сфере образования не надо. У нас в университете каждую неделю профессора проводят популярные лекции на интересные для обывателя темы, и эти лекции пользуются неизменным успехом. Видно, что этим людям интересна наука, они задают вопросы с горящими глазами. Но это не средние люди, это жители нашего небольшого университетского городка. Если копнуть глубже, то люди в целом вообще не знают ничего о науке. Это связано с максимально прагматичной системой США: чтобы красить крыши или пахать землю, не нужна математика и физика. Такая система экономически выгодна, хотя и бесчеловечна, на мой взгляд. Поэтому в массе люди в США не знают о науке и не интересуются ей: многие умножать и делить умеют с трудом

Читать полностью: http://gazeta.ru/science/2011/03/30_a_3570057.shtml
J

Tags: science, science reform, society
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments