d_kishkinev (d_kishkinev) wrote,
d_kishkinev
d_kishkinev

Category:

О Газпроме и перспективах газовой отрасли



Михаил Крутихин (эксперт по газовой отрасли, партнер консалтинговой компании RusEnergy) в общем убедил Язева (президент Российского газового общества, депутат ГД РФ, работал 10 лет в Газпроме) об ущербности текущей стратегии развития Газпрома

ВИТТЕЛЬ: Михаил Иванович, рад вас слышать. Скажите, Михаил Иванович, какие основные проблемы сейчас стоят перед «Газпромом».

Читать полностью:http://finam.fm/archive-view/7586/
КРУТИХИН: Ну, это, скорее всего, не перед «Газпромом», а перед российской газовой отраслью в целом. Дело все в том, что «Газпром», собственно, не вполне коммерческая компания. Если вы посмотрите, например, почем газ продается американским электростанциям и российским электростанциям, вы увидите, что в России цены выше. Но спросите любого, почему так происходит – ответ очень простой: потому что у нас есть «Газпром», а у них «Газпрома» нет.

Вот монополист – это всегда плохо. Монополист ведет себя отвратительно по отношению к рынку, мешая развитию рыночных отношений. Мы видим, что в той же Америке рыночные отношения в сфере газа, они все-таки развиваются, а в России все-таки нет.

И второе – это «Газпром» превратился, в общем-то, в паразита на российском бюджете. Посмотрите, в прошлом году субсидии «Газпрому» из бюджета фактически составили 70 миллиардов долларов.

ВИТТЕЛЬ: На что?

КРУТИХИН: Ну, например, давайте посмотрим: Дальний Восток – 300 миллионов долларов ежегодно платится «Газпрому» за то, что он поставляет очень-очень дорогой газ в Приморье, построив огромный газопровод, совершенно никому пока не нужный, поскольку с одного конца нет достаточно газа, а с другого конца…

ВИТТЕЛЬ: А с другого конца нет достаточно потребителей?

КРУТИХИН: …Нет контракта с Китаем. Безумием было строить этот газопровод, вбухивать в него почти 20 миллиардов долларов.

ВИТТЕЛЬ: Михаил Иванович, прерву на секундочку. А вот мы с Валерием Афанасьевичем тут решили, что, обладая таким стратегическим мышлением лет на 10-15, может быть… Ну, сейчас пока действительно нет. А если посмотреть с таким горизонтом, или даже с большим горизонтом планирования, может быть, действительно в этом газопроводе есть какой-то смысл?

КРУТИХИН: Давайте посмотрим. Строить вот так, заранее? «Газпром» же всегда говорил: «Мы добываем только тот газ, который уже продали». Это лозунг «Газпрома». Но никакой газ они не продали, а начинают строительство уже крупнейших газопроводов.

ВИТТЕЛЬ: А если возникнет китайский рынок, действительно станет настолько актуальным, за один день газопровод не построишь, и за год не построишь. Надо же смотреть вперед.

КРУТИХИН: А что туда пихать, в этот газопровод? Там же нет пока газа, достаточного для того, чтобы его заполнить. Он может 30 миллиардов кубометров транспортировать, а там от силы сейчас можно наскрести где-то 8 миллиардов кубометров.

ВИТТЕЛЬ: Валерий Афанасьевич, это правда или нет?

ЯЗЕВ: Я согласен, что «Сахалин-Хабаровск-Владивосток» недогружен, и он будет недогружен, пока не начнем добывать газ с Киринского блока, и до тех пор, пока не придет якутский, южно-якутский газ.

ВИТТЕЛЬ: А когда это будет?

ЯЗЕВ: Но при этом главная задача этого газопровода была пока не экспорт, а газификация Дальнего Востока – Приморского, Хабаровского края. Они же жили без газа всегда.

ВИТТЕЛЬ: Михаил Иванович, задача была выполнена?

ЯЗЕВ: То, что он продается там дороже и по ценам не тем, что в европейской части России – это, на мой взгляд, тоже достаточно логично.

ВИТТЕЛЬ: Михаил Иванович, была выполнена эта задача, и возможно ли продавать газ дешевле?

КРУТИХИН: Это не задача. Это если «Газпром» был бы коммерческой компанией, то дешевле было бы построить небольшой терминал по регазификации и покупать тот же газ с Сахалина сжиженный, или даже из Австралии он был бы дешевле для жителей Приморья, чем вот этот газ, который поставляется по этой новой роскошной трубе.

ВИТТЕЛЬ: Так, Валерий Афанасьевич? Так или нет?

КРУТИХИН: А что касается планов…

ВИТТЕЛЬ: Одну секундочку, Михаил Иванович. Валерий Афанасьевич, так это или нет?

ЯЗЕВ: Я думаю, по ценам в моменте справедливое замечание. Но если мы себя видим экспортером газа, это допускает, что какие-то количества где-то выгодно можно было бы и импортировать. Но у нас программа развития, стратегия развития Восточной Сибири и Дальнего Востока, развития газовой отрасли, которая подразумевает собственным газом газифицировать и Восточную Сибирь и Дальний Восток, и нарастить там экспортный потенциал. Поэтому строго синхронизировать, может быть, не получилось, год в год. Но совершенно очевидно, этот газопровод будет загружен.

ВИТТЕЛЬ: Михаил Иванович.

КРУТИХИН: Я не знаю насчет загрузки газопровода. Единственная надежда на него – это, может быть, Южно-Киринское месторождение, которое только-только открыли, начали постепенно узнавать, что, может быть, там будет какой-то дополнительный газ. Вот на него и вся надежда. Когда это произойдет? Может быть, лет через десять.

А что касается долгосрочных планов, 10-15 лет, давайте посмотрим, вот эта большая программа восточная «Газпрома» по доставке газа из Якутии, из Якутской области к Тихому океану, и экспорт сжиженного природного газа. Если мы посмотрим на обоснования и инвестиции в этот проект, то увидим, что газ будет, должен стоить на входе на завод по сжижению или на китайской границе примерно 355 долларов за 1000 кубометров.

Китайцы больше, чем 290, платить не согласны. Но если мы пойдем на удовлетворение их условий, получится, что российский бюджет субсидирует китайских потребителей газа. И такого дорогого газа в Тихоокеанском бассейне на том рынке просто нет. Австралийцы будут поставлять газ примерно в следующем десятилетии по 8-8,5… Ну, это получится примерно 290-300-320 долларов за 1000 кубометров.

ВИТТЕЛЬ: Спасибо, Михаил Иванович. Это то, Валерий Афанасьевич, о чем я говорил буквально минут 15 назад.

ЯЗЕВ: Михаил Иванович в значительной степени прав. Мы там, во-первых, опаздываем занимать позиции экспортные в Юго-Восточной Азии. И в Юго-Восточной, и в Тихоокеанском регионе опаздываем, это нужно признать. Значит, второе – мы там становимся замыкающими поставщиками и по ценам, и по объемам. Потому что Китай контрактует колоссальные объемы вперед.

ВИТТЕЛЬ: «Опаздываем» – это… Давайте определимся с этим термином. Помните, в советское время спрашивали, на сколько Россия отстала от Японии. Отвечали: «Навсегда».

ЯЗЕВ: Навсегда.

ВИТТЕЛЬ: Вот вопрос: мы отстали, мы можем это догнать, мы можем занять свои позиции?

ЯЗЕВ: Мы можем или нет, вопрос практического управления «Газпромом», газовой отраслью страны – это вопрос не ко мне. Я считаю, можем, и главное, что должны.

ВИТТЕЛЬ: Но тем не менее…

ЯЗЕВ: Проблемы есть колоссальные.

ВИТТЕЛЬ: Что для этого нужно сделать, чтобы решить эти проблемы? Ну как сделать так, чтобы действительно не продавали, не субсидировали китайцев на покупку газа?

ЯЗЕВ: Не будем субсидировать.

ВИТТЕЛЬ: Субсидировать, только внутренний рынок.

ЯЗЕВ: Если бы мы на это пошли, мы бы уже построили газопровод «Алтай», если бы не согласовывали цены. Главная проблема – мы с Китаем все еще не согласовали цены. И этот газопровод на Владивосток, который «Сахалин-Хабаровск-Владивосток», там экспортной составляющей практически нет, и не предусмотрено.

ВИТТЕЛЬ: Этот газопровод не для того, чтобы торговать газом с китайцами? Михаил Иванович.

КРУТИХИН: Нет, давайте посмотрим. Значит, во-первых, газопровод должен прокачивать, чтобы быть конкурентоспособным и чтобы быть экономичным, не менее 30 миллиардов кубометров в год. Дальний Восток больше 4,5 миллиардов кубометров в год ну никак не потребит, все российское вот это потребление, и промышленное, и коммунальное, и так далее. Таким образом, ориентация на завод по сжижению газа. Российский сжиженный природный газ будет совершенно неконкурентоспособен, действительно в хвосте цепочки будет там находиться, и придется его продавать с дисконтом.

Вот рассчитывать на это, я думаю, было бы колоссальной совершенно ошибкой. Весь этот проект, нацеленный на Восток, он делается только с политической целью, для того, чтобы любой ценой, пусть даже ценой субсидирования зарубежных потребителей, мы должны прорваться со своим газом на экспорт, поскольку единственное направление экспорта сейчас осталось – это Европа. А в Европе спрос не растет, к российскому газу относятся более чем прохладно из-за ценовой политики «Газпрома».

ВИТТЕЛЬ: А чем они могут… Извините, пожалуйста, они могут относиться как угодно прохладно, но чем они могут заменить российский экспорт?

КРУТИХИН: При любой возможности они это делают.

ВИТТЕЛЬ: Но это не влияет серьезно на конъюнктуру рынка.

КРУТИХИН: Это еще очень даже здорово влияет на конъюнктуру рынка. Посмотрите на все договоры последние потребителей европейских с «Газпромом», они уже тащат его в суд. Компания за компанией добивается пересмотра условий контрактов. Везде мы видим, что потребление газа, например, из той же Норвегии, или из Алжира, или из Нигерии растет, а потребление газа от «Газпрома» в Европе неуклонно снижается. Если есть малейшая возможность заменить российский газ чем угодно, тут же бросаются на эту перспективу. «Газпром» настолько напугал всех европейцев, что он превратился в нежелаемого клиента.

ВИТТЕЛЬ: Валерий Афанасьевич.

ЯЗЕВ: Михаил Иванович, я во многом с вами согласен. Но вернемся к Дальнему Востоку. Мы тут Европу до этого обсуждали. По Дальнему Востоку ценовые соотношения вы абсолютно правильно называете. Моя позиция – там нужно развивать химию газовую, глубокую переработку, и с учетом морских портов вывозить продукцию.

Но утрачивать там полностью экспортные позиции совершенно неправильно и несправедливо. И делать анализ окончательный, заключения на основе сегодняшних цен на газ, значит, тоже ущербная немножко позиция. Надо посмотреть, а что будет, еще раз говорю, через 10-15-20 лет.

КРУТИХИН: Ну давайте посмотрим… Да, извините, я хочу сказать. Давайте посмотрим на цены на газ. Есть замечательное исследование, в университете Райса в Америке проведенные. Вы знаете, в этом исследовании есть прекрасный анализ того, во что цены на газ в Тихоокеанском бассейне превратятся. Это будет примерно 300 долларов на протяжении следующих 20, а может быть, даже и 30 лет. Там нашему газу фактически ничего не светит.

Теперь насчет того, что давайте все-таки развивать газохимию и нефтехимию. Ну смотрите, где мы будем торговать этими товарами? Забиты рынки нефтехимией и газохимией из Китая и Японии, и Кореи, мощности у них недозагружены по переработке, по изготовлению этих пластмасс и так далее.

ВИТТЕЛЬ: Михаил Иванович, оставайтесь на линии. Мы буквально через минуту, после выпуска новостей вернемся. Спасибо.

Читать полностью:http://finam.fm/archive-view/7586/

Tags: economy
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments