d_kishkinev (d_kishkinev) wrote,
d_kishkinev
d_kishkinev

Воспоминания А. Михайлова о положении дел с внешним долгом СССР

Интересное чтиво. Особенно вот этот кусок, когда Михайлов, тогда работавший у Явлинского помощником, во второй половине 1991 г. пошел к заму ВЭБа, выяснить, что с обслуживанием союзного внешнего долга. Зам был единственным человеком, который понимал, что пришел пушистый зверек. И вот как проходила эта встреча. Весь пост здесь.

И вот, наконец, я допущен. Я пошел в Правительство, прошелся по высоким кабинетам — и понял, что этим никто не занимается. Вообще ни один чиновник в Правительстве. Выяснил только, что Внешэкономбанк (ВЭБ) — оператор всех расчетов. Я — к Предедателю ВЭБа (Московский, кажется) — а он тоже ничего не знает (или не хочет комментировать?), и отослал к заму, который занимается долгами — сейчас не помню фамилию.

Я приехал в ВЭБ на проспект, названный позже проспектом Сахарова, выяснить ситуацию. Был уже вечер. Кабинет был огромен — наверное, метров 100 квадратных. А может мне так просто показалось. В дальнем углу сидел человек. В кабинете было страшно надымлено. Не просто пахло сигаретами. Дальний угол, в котором сидел за столом человек, в этом дыму и разглядеть-то было трудно. Да еще освещение какое-то неполное, мрачноватое.

Я был готов к тому, что это не последний кабинет, который придется посетить. Что придется снова идти к Явлинскому и вместе с ним — к Горбачеву. Требовать, что-то кому-то доказывать, объяснять, зачем мне это надо... Но все сложилось совсем не так как я ожидал.

Разговор начался с того, что хозяин кабинета, не говоря ни слова, налил в хрустальные стаканы коньяка: «Выпьем.» Утвердительно, не вопросительно. Из закуски — только толсто порезанный лимон.

Начало настораживало. Наверное, есть причины, подумал я. И решил не отказываться от коньяка. А как еще установить контакт? Все работники союзных ведомств сейчас пьют горькую и понятия не имеют, что с ними будет...

Он знал, чего я хочу (поручение Председателя банка). Но совсем не знал, кто я и зачем мне это. А что я могу — так этого и я сам не знал. Уже в конце разговора он объяснил причины своей откровенности - дело было в том, что о проблемах обслуживания долга его больше никто не спрашивал с самого путча. Он пытался кому-то сказать, но никто не слушал. И тут приходит какой-то пацан... Но я был первый, кто слушал. Он отвечал за долги, видел, что происходит, но сделать не мог ничего... Терять ему было нечего. Поэтому он решил быть откровенным.

Вместо слов он положил передо мной компьютерную распечатку и смотрел, пойму ли я в ней что-то. Я не понял. Несколько столбиков каких-то цифр, по датам на месяц вперед. В «шапке» - английские аббревиатуры. Он объяснил.


  • Точка Х, - сказал он. - Вот она. 5 недель. Денег нет, СССР больше не сможет обслуживать свои долги.


Он не сказал, что это дефолт. Он сказал, что это п...ц. Он не говорил, что надо делать. Он ждал моей реакции... Я предложил налить еще. В общем мы и не заметили как прикончили ту бутылку. Я часа два пытал его: что да почему, как так сложилось, где деньги? А он разводил руками и говорил, что х... его знает.

Я его - про золото, а он за это не отвечает и не знает ни х..., потому что это сов.секретно.

Я его спрашиваю, можно ли перенести куда-то платежи? Он отвечает четко и ясно, как ни разу в этом разговоре:


  • Нет. Все, что можно перенести — я уже перенес.


Можно ли отказаться от каких-то расходов? Тут уже не от чего отказываться. Тут остались только платежи по долгам СССР.

А какие вообще ожидаются поступления? Никаких поступлений. Внешторги (государственные экспортно-импортные конторы) уже давно не получают от нас денег и свалили на х... Т.е. как-то организуют свои операции вне наших счетов — что-то через Россию, что-то через заграницу... И поступления от них прекратились. А может просто ни х.. не делают больше — не знаю. Знаю, что из-за нас они влезли в долги на несколько миллиардов долларов. Потому, что по их поручениям мы платить уже перестали.

А у самого ВЭБа деньги есть? Формально — да. Счета внешторгов и экспортирующих предприятий, еще вклады людей. Только этих денег уже нет. Как, нет? Как-как... все проср..., все ушло сюда — и тыкает в таблицу...

Я понимал, что валютное положение страны должно быть не очень. Всего я ожидал, но такого! Сверхдержава-банкрот. Банкрот с ядерным оружием. Это просто невероятно. И ни с какой стороны ничего больше не возьмешь — и так взяли уже то, на что прав никаких не имели. По-существу ограбили клиентов — и людей, и компании. ВЭБ сам — полный банкрот. Через те же 5 недель. А ведь сам-то внешний долг СССР не так уж велик, не мог он довести ситуацию до ручки. Страшная правда заключалась в том, что величина долга просто уже не имела значения. Имел значение дошедший до предела распад всей внешнеторговой деятельности СССР. Прекратились даже минимальные поступления валюты — все их увели из союзного ВЭБа республики и сами внешторги. И платить стало нечем.

Tags: history
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments