d_kishkinev (d_kishkinev) wrote,
d_kishkinev
d_kishkinev

Хорошая статья

Здесь.

Выборы в Госдуму не изменили российского политического пейзажа.

Победа «Единой России» на выборах в Думу никак не может считаться оглушительной. Преимущество ее подавляет. Оспаривать его нет никакой возможности. Но известно об этом было заранее.

Наблюдатели не зафиксировали тот момент, когда «Единая Россия» победила, но это точно было не вчера.

Можно ли сказать, как любят говорить адепты политических наук, что Россия проснулась сегодня новой страной? Полно. Что нового в ее функционирование принесла победа партии власти? Ничего. Парламент функционально не изменится ни на йоту. Механизмы принятия решений останутся теми же. Общепринятым является мнение, что эти решения не сильно зависят от персонального состава Думы, а тем более от относительного веса «оппозиционных» фракций в ней.

Настоящая борьба за тактические решения, очевидно, полностью проходит между скрытыми от публичного глаза фигурами в Кремле, на Лубянке, ну в крайнем случае в Белом доме.

«Бульдоги под ковром» решают свои проблемы, никак не привязываясь к тому, кто именно возглавит комитеты нижней палаты или какие идеологемы будут в ней транслировать политические балагуры.

Можно было бы сказать, что историческим достижением избирателей на пару с администрацией (в широком смысле) является полное низведение правой оппозиции до величины статистической погрешности. Однако не стоит принижать усилия, приложенные самой этой «вообще правой» партией к тому, чтобы проиграть все на свете. Ее предупреждали. Она настаивала. Получилось.

«Левых» в Думе, равно как и патриотов, немножко будет. Однако жалкий результат коммунистов и сравнимый с ним процент, полученный «Справедливой Россией», заставляют наблюдателей, отдавая должное потенциалу наших социалистических настроений, констатировать похороны их организационного воплощения. А из мертвых, как известно даже некромантам, восставать тяжело, накладно и страшно.

«Левых» тоже, кстати, предупреждали. В том числе и из Кремля, который, выведя своих кукол на арену, с легкостью передразнил наших православных марксистов.

Итак, все были предупреждены, каждому показано, что с ним будет. И все равно никто ничего толкового не придумал. За исключением разве что Владимира Жириновского, освежившего поднадоевший имидж партии включением в первую тройку радиоактивного Лугового. Благодаря этому ли сильному своей эпатажностью ходу, активной ли помощью Кремлю в разоблачении проклятых 90-х, что ЛДПР, хоть и с ухудшенным по сравнению с 2003 годом результатом (8,4% против 11,5%), сумела остаться в парламенте.

В целом же игра получилась в одни ворота. Почему – пусть разбираются историки будущих поколений. Помимо вопросов о национальных политических пристрастиях есть и другие – насущные.

Да, Россия осталась жить в том же режиме, что и задолго до выборов, но это не снижает градус любопытства: а как же она в этом режиме себя поведет именно сейчас? Ведь,

говоря не столько по-марксистски, сколько по-бонапартистски, вопрос о власти еще не решен.

Важно, какого сорта легитимность этим своим одновременно популистским, политтехнологическим (то есть мошенническим), силовым и административным образом заполучил нынешний режим. Ясно, что вопрос обоснования его власти вовсе не в выборах в Государственную думу, давно уже ничего в России не решающую. Что означает именно такая в процентном отношении победа «Единой России» на думских выборах для выбора кремлевской тактики на выборах президентских? И что именно она значит лично для Владимира Путина, который ищет способ, как передать шапку Мономаха избранному им наследнику, сохранив при этом власть?

Самым трогательным и, наверное, самым угрожающим сценарием для Путина является заимствованный Шекспиром из монастырских легенд сюжет о короле Лире. Напомним, что ключевой в превращении Лира в бездомного бродягу стала нетерпимость его неверных дочерей-наследниц к количеству стражи, окружавшей сложившего с себя формальную власть монарха. Когда он пошел на уменьшение числа телохранителей до небоеспособных величин, его, говоря русским языком, и «съели». Поэтому Путин должен обеспечить себя разнообразной стражей. Напрямую, «по вертикали», это сделать не позволяет формальная иерархия. Но есть и другие способы.

Аргументом на «третий срок» для уходящего президента будет его неистовая риторика перед выборами. Перещеголять ее не удастся. Только повторить. А между тем этой риторикой он наверняка затронул сердца многочисленных реставраторов в силовых органах.

Да и сама грызня силовиков, так публично проявившаяся в думской кампании, тоже играет на руку Путину, занявшему в ней подчеркнуто взвешенную позицию. Взвешенную, разумеется, не относительно тех, кого силовики стригут и намерены стричь дальше, а в том смысле, что он выказал способность рассудить, кто сколько сострижет или, в случае если овечка взбрыкнет, съест. Это называется «неформальный арбитраж» и у людей вооруженных ценится, наверное, выше, чем собственно воинский чин.

Но стражей для Путина в том числе может быть и парламентская фракция «Единой России». Во-первых, это просто будет много людей. Во-вторых, многие эти люди – ну мы знаем, откуда они. В-третьих, именно он их туда привел, и под него они брали в том числе финансовые обязательства. Так что

те проценты и то количество мандатов, которые «Единая Россия» получила теперь, не определят имя преемника или принадлежность его к одной из башен – там будет грызня, свидетелями которой мы еще станем.

Но, скорее всего, эти проценты среди прочих факторов повлияют на полномочия мартовского президента – безо всяких конституций. Так, между нами.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments