d_kishkinev (d_kishkinev) wrote,
d_kishkinev
d_kishkinev

Возможные последствия признания независимости ЮО и Абхазии

http://expert.ru/articles/2008/08/26/nezavis/

Понравились вот эти два. Наиболее взвешенные (хотя думаю скорого раскола в НАТО не будет).

Алексей Макаркин, заместитель директора Центра политических технологий:

Главное, чего нам следует ожидать после решения Дмитрия Медведева о признании независимости Южной Осетии и Абхазии, – это практически гарантированного присоединения Грузии и Украины к Плану по подготовке к членству в НАТО (ПДЧ) на саммите в декабре. Причем именно их обеих, потому как в случае с Грузией до последнего момента были вопросы – многие серьезные западные эксперты считали ее агрессором, – но теперь Запад однозначно сочтет ее жертвой, поскольку нарушена территориальная целостность. После присоединения Грузии и Украины к ПДЧ можно ожидать также его ускоренного прохождения, не 5–10 лет, как говорилось ранее, а в гораздо более короткие сроки. В том числе и потому, что теперь те страны альянса (Франция, Германия и др.), которые ранее занимали более умеренную позицию, консолидируются с остальными ради целей сдерживания России.

 

В Грузии решение о присоединении к ПДЧ, естественно, вызовет сильный энтузиазм, там и раньше были очень сильны прозападные силы. На Украине, где вся элита так или иначе ориентирована на Запад, также можно ожидать одобрения, даже в том случае, если руководство страны согласится на проведение референдума, как обещает. Шанс выиграть этот референдум есть, несмотря на то что большинство населения против. Примером тому могут служить президентская и парламентская кампании 2004−го и 2007 годов соответственно. Население на востоке Украины неактивно, страдает от дефицита вождей, там люди просто живут, Западная же Украина ради своих целей готова выходить на майдан, готова бороться и т. д.

Что касается других стран СНГ, то они будут занимать осторожную позицию, как и в отношении признания Южной Осетии и Абхазии, так и в отношении России. С одной стороны, у них есть страх, во многом иррациональный, с другой – расчет. Не исключено, что та же Белоруссия, прежде чем признать абхазов и осетин или, скажем, согласиться на создание объединенной системы ПРО, потребует от Москвы заморозки цен на газ. Максимально прагматичной позиции в вопросе признания будут придерживаться также и страны Латинской Америки – никто, руководствуясь чистым энтузиазмом или идеологическими факторами, две республики не признает.

В отношениях с США, по моему мнению, нас ждет довольно сильное ухудшение. Войны, конечно, не будет, но холодная война неизбежна. Можно ожидать, скажем, если не нашего исключения из «Большой восьмерки», но постепенного вытеснения. Скажем, российского президента будут приглашать на протокольные мероприятия вроде совместного фотографирования, а все реальные вопросы будут решаться в рамках «семерки». Кроме того, надо понимать, что новый виток конфликта неизбежен после декабря, после саммита НАТО. Если бы не было этого саммита – с присоединением Украины и Грузии к ПДЧ, – то можно было бы ожидать постепенного затухания конфликта, однако этого не произойдет.

Константин Сивков, первый вице-президент Академии геополитических проблем:

Скорее всего, в ближайшее время в НАТО начнется раскол. Уже сейчас российскую акцию в Южной Осетии многие восприняли позитивно: Турция, Испания, Италия, Чехия, Словакия. Не поддержали нас открыто только новые члены НАТО – Литва, Латвия, Эстония, Польша, США, Великобритания. Остальные нейтральны: канцлер Германии сказала, что реакция России была правильной, но чрезмерной. Старая Европа сильно завязана на России, более сильно, чем США. И ей выгоден геополитический союз с Россией.

РФ заявила, что готова разорвать отношения с НАТО. Если это произойдет, то контингент НАТО в Афганистане будет отрезан от путей снабжения. Им останется только бежать оттуда. Сложно для НАТО и в Пакистане в связи с отставкой Мушаррафа. База альянса для давления на страны Ближнего Востока резко сужается. Поэтому в НАТО следует ожидать дискуссий, как им быть.

Н

АТО может начать наращивать группировку у наших границ. Нам придется отвечать. Но нынешним составом вооруженных сил адекватно ответить мы не сможем. А для того чтобы ответить, необходимо провести внутренние экономические преобразования. Нужно национализировать в полном объеме предприятия сырьевой промышленности и инфраструктуру. И прекратить качать капиталы от продажи сырья за рубеж на личные счета олигархов.

Что касается Грузии, то начнется, я думаю, истерия со стороны Тбилиси. Последует волна политико-дипломатических заявлений, причем жестких: о нарушении принципа территориальной целостности, об имперском духе России. Я не исключаю разрыва дипломатических отношений. Будет экстренный созыв СБ ООН, где Грузия попытается принудить Россию отказаться от признания Абхазии и Южной Осетии. К тому же Грузия начнет интенсивно проситься в НАТО.

Но Грузии нечем сейчас решать вопрос в силовом формате. Те арсеналы, которые были в Поти и Гори, – это основа вооружения грузинской армии, в панике бежавшей от 58−й армии Северо-Кавказского военного округа. Чтобы сейчас восстановить боеспособность, Грузии потребуется как минимум год. А для преодоления «синдрома поражения» им нужно не менее 4–5 лет. 

Конечно, сплочение народа вокруг президента Саакашвили «перед лицом опасности» произойдет, но грузины прекрасно понимают, кто проиграл войну. Даже на митинге в Тбилиси во время военных действий многие спрашивали Саакашвили: «О чем ты думал, когда шел на войну с Россией?» Я думаю, что в Грузии сейчас многие понимают, что он сам подтолкнул Россию к признанию независимости этих непризнанных республик. И дал в руки грузинской оппозиции хороший козырь.


И вот еще вдогонку отличный комментарий профессора Рональда Стила из Университета Южной Калифорнии. Очень трезвый, по-моему. Вся статья здесь http://www.nytimes.com/2008/08/24/opinion/24steel.html?scp=1&sq=Ronald%20Russia&st=cse

Выдержки

This is not just because, as some foreign-policy “realists” have argued, Moscow has enough troops and oil to force us to take into consideration its supposedly irrational fears. Rather, the conflict in Georgia showed how rational Russia’s concerns over American meddling in its traditional sphere of influence are, and that Washington had better start treating it like the great power it still is.

As the cold war ended, the Russians voluntarily, if grudgingly, gave up their cordon sanitaire in Eastern Europe, but they still view it as a necessary zone of protection. The United States brushed off the Russian complaints over the deployment of American missiles into Eastern Europe and Washington’s effort to extend NATO membership to Ukraine and Georgia. But Russians have a good point that, to them, this is as if Moscow had signed up Cuba and Venezuela in a military pact and then tried to plant missiles there pointing north.



...great powers live by different rules than do minor ones. They demand respect — and obedience — from their weak neighbors. Sometimes they are explicit about this, as was United States Secretary of State Richard Olney when, in 1895, he declared, with respect to the Monroe Doctrine, that “today the United States is practically sovereign on this continent, and its fiat is law upon the subjects to which it confines its interposition.”



The first essential step for the leader of the Western alliance is to tone down the bombast and restore a dialogue with Russia. Our peripatetic secretary of state, Condoleezza Rice, should have jetted off to Moscow, not Tbilisi. Careless talk about throwing Russia out of the Group of 8 economic powers will only backfire against the West’s own interests. The whole point of such organizations is not that they are a reward for obliging behavior, but rather that they provide a forum for dealing with common problems.

Second, we should shelve loose talk about bringing either Ukraine or Georgia into NATO — at least until we are willing to invite Russia itself. NATO is essentially still a cold-war military pact seeking a new identity that it has not yet found. Admitting these two former Soviet republics would be interpreted by Moscow as anti-Russian provocation — and rightly so. And even if it didn’t provoke a new cold war, it would create serious tensions within NATO itself.

Third, we should meet with our NATO partners to work out a common approach to the problem of ethnic separatism. We handled this badly in the Balkans by facilitating the violent dismemberment of Yugoslavia along ethnic lines, and then, over vociferous Russian objections, recognizing the rebellious Serbian province of Kosovo as a separate state. The tearing apart of nations along ethnic lines is not a problem limited to the Balkans. Strong separatist movements exist in several European states, such as Britain, Italy and Spain, and may soon tear Belgium apart. Is this a development that we want to facilitate?

At a time when this nation is bogged down in two costly and seemingly endless wars in the Middle East and Central Asia, it would not seem prudent to pick a fight with Russia over a rebellious, territorially ambitious former province. And it might be wise to recall the warning of John Quincy Adams in 1821 that by going “abroad in search of monsters to destroy” to support the territorial ambitions of others, the United States would “involve herself beyond the power of extraction in all the wars of interest and intrigue, of individual avarice, envy and ambition, which assume the colors and usurp the standard of freedom.”

Ronald Steel is a professor of international relations at the University of Southern California.

 

Tags: policy, war in south ossetia
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments