d_kishkinev (d_kishkinev) wrote,
d_kishkinev
d_kishkinev

Category:

Борьба с коррупцией: опыт Италии

частичный перепост отсюда http://tatarmalai.livejournal.com/56293.html

Италия. Коррупция в Италии — притча во языцех. На Апеннинах царит культ подношений и подарков, поэтому взятка в сознании обывателей давно перестала быть серьезным преступлением. Но к началу 1990-х коррупция опутала всю государственную систему и спровоцировала политический кризис, причем не последнюю роль в этом сыграл бизнес. В Италии партии обладают реальной властью, поэтому предприниматели покупали себе защиту, финансируя политиков. Постепенно практика стала нормой, а между бизнесом и функционерами образовались прочные коррупционные связи. Кое-где политики даже устанавливали таксу: например, одна компания из Калабрии ежемесячно сдавала на партийные нужды 4,5% прибыли, часть денег — около 3% — оседала в местном филиале, остальное отправляли в штаб-квартиру. На первый взгляд пожертвования безобидны. Но это не так. Чем теснее становились связи, тем больше возможностей появлялось у нечистых на руку бизнесменов: государственные заказы, важные контракты, инсайдерская информация.

Используя коррумпированных политиков, дельцы часто сводили счеты с конкурентами.

Рынок «крышевания» подкосила взятка в 14 млн лир (около $5 тысяч). Когда на ней попался Марио Кьеза, директор миланского пансиона для престарелых «Тривульцио», никто не придал этому особого значения. Но, увидев распечатки счетов обвиняемого, следователь прокуратуры Антонио Ди Пьетро очень удивился. Богатству подсудимого нашлось объяснение: он был членом правящей Социалистической партии. От директора пансиона ниточка потянулась к крупным итальянским политикам. Член Социалистической партии премьер-министр Беттино Кракси поспешил отречься от Кьезы, и тот, оскорбленный, принялся сдавать соратников одного за другим. Дальше сработал принцип домино. Так началась знаменитая операция «Чистые руки» (1993—1994), ставшая хрестоматийной в истории борьбы с коррупцией.

Ее итоги впечатляют: тюремные сроки получили более 500 политиков, в том числе пожизненный сенатор Джулио Андреотти и премьер Кракси. Под следствием оказались около 20 тысяч человек. Чтобы избежать обвинений, уволилось больше 80% чиновников. Бизнесу тоже досталось: в поле зрения органов попали сотрудники Fiat, Olivetti и других корпораций. Осужденные коррупционеры получили не только тюремные сроки, к ним применяли хорошо известную в СССР меру — конфискацию имущества. В экспроприированных домах размещали государственные учреждения: больницы, суды, полицейские участки. На бутылках с вином, которое было изготовлено из выращенного на конфискованных землях винограда, демонстративно красовалась надпись: «Сделано на винограднике, отобранном у мафии». Деньги коррупционеров направляли в социальную сферу и сельское хозяйство. Это был очень продуманный пиар-ход, который усилил общественную поддержку антикоррупционной кампании.

Может показаться, что вся эта операция — случайность от начала до конца. Но это не так. В любом случае ее успех был предопределен следующими факторами.
• Демократический строй. В Италии абсолютной властью не обладает ни премьер-министр, ни тем более президент, а сильные партии по-настоящему борются за власть, конкурируют и, значит, не прощают друг другу ошибок. Еще будучи премьером, Сильвио Берлускони несколько раз давал показания в суде. Много ли найдется стран, в которых удавалось допросить чиновника такого уровня? В придачу ко всему, к концу 1980-х — началу 1990-х обострилась политическая обстановка в Италии. Две самые сильные партии — Социалистическая и Христианско-демократическая, которые больше других были замешаны в коррупции, узурпировали власть. Естественно, это не нравилось другим политическим игрокам. Потому они ухватились за «дело Кьезы» и не дали его замять.
• Свободные СМИ. От телевидения и прессы не стали скрывать подноготную, и журналисты с удовольствием раскрутили скандал, разбудив широкие слои населения.
• Последовательность правоохранительных органов. В статье в журнале «Эксперт» Ди Пьетро отмечал: «Цель операции состояла в том, чтобы обнажить всю глубину явления в расчете на то, что дальше пойдут другие — те, кто продолжит демонтаж коррупционной системы». Другие пошли.
• Сильная и независимая судебная власть. Независимость магистратуры (прокурорских служащих, судей, следователей) в Италии провозгласила еще Конституция 1947 года. Назначить или снять с должности служителей Фемиды может только Высший совет, большинство членов которого выбираются самой магистратурой. В своих решениях он ни от кого не зависит. Именно поэтому Ди Пьетро, начавший кампанию, которая осложнила жизнь очень многим влиятельным людям, не был уволен и смог продолжить начатое. Кроме того, уже в ходе кампании следственным органам разрешили свободно допрашивать членов парламента, что сильно облегчило ход операции «Чистые руки».

Конечно, одна кампания не могла вытравить коррупцию окончательно. Но она разбудила пассивное общество и запустила механизм обновления и очищения. В опубликованном в 2006-м году рейтинге уровня восприятия коррупции, который составляет Центр антикоррупционных исследований и инициатив Transparency International, Италия заняла умеренное 45-е место из 163. Россия, к слову, находится на 121-м.

Реально ли провести похожую кампанию у нас? В уже упомянутой статье Ди Пьетро признавал: «На мой взгляд, сегодня в России действия, подобные операции “Чистые руки”, невозможны, поскольку у вас нет независимой прокуратуры и независимого суда. Находясь под влиянием государства, они — как птицы с подрезанными крыльями». Наши эксперты считают, что причины лежат глубже. «Италия — нормальная капиталистическая страна. Просто в силу историко-культурных причин она сильно коррумпирована, — объясняет в беседе с “HBR — Россия” президент общественного фонда “Индем” Георгий Сатаров. — А вот Россия находится на переходном этапе. Я уже молчу о системных различиях: Италия — это все-таки демократия, а бюрократия там подконтрольна политическому классу. Ни того, ни другого в России нет».

Без этих условий широкомасштабная антикоррупционная кампания обречена. С другой стороны, уже сегодня можно позаимствовать и применять в России кое-какие методы Ди Пьетро и его коллег. В основном речь о карательных мерах — например, конфискации имущества, которую в Италии традиционно применяют к коррупционерам и мафиози. Профессор кафедры уголовного права и криминологии юридического факультета МГУ Нинель Кузнецова считает, что закон о конфискации для нас жизненно важен: «Сажать взяточников надолго совсем необязательно, главное, чтобы чиновники почувствовали неотвратимость наказания. На изъятые деньги итальянцы поднимают экономику — сельское хозяйство, например». Российское общество очевидно поддержало бы такие меры. Заведующий сектором уголовного права и криминологии Института государства и права РАН Виктор Лунеев, который активно изучал итальянский опыт непосредственно на Апеннинах, еще более категоричен: «Конфискация есть во всех странах мира и предусмотрена всеми международными конвенциями, подписанными и ратифицированными Россией. Это самая гуманная и эффективная мера для жулья: украл — верни. Конфискация существует с древних времен, и оснований для ее отмены нет». Недавно она была возвращена в российский Уголовный кодекс — правда, перестала быть обязательным наказанием и назначена может быть по инициативе суда (по мнению Лунеева, это дискредитирует саму идею конфискации).

Но, ужесточая законы, важно не перестараться. «Сейчас за взятку можно получить пять лет лишения свободы максимум», — говорит директор Саратовского центра по исследованию проблем организованной преступности и коррупции Наталья Лопашенко. Если увеличить этот срок, то пострадают не мздоимцы от власти, а простые медики, работники ЖЭКов и паспортных столов, предостерегает эксперт. Хотя это уже вопрос о независимости и профессионализме нашей правоохранительной и судебной систем.
Tags: policy, reform
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments