Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Вдудь с Дмитрием Глуховским

Смотрю с интересом. Дмитрий Глуховский - это, в общем, голос моего поколения - еще довольно молодого, но уже и не очень, дохипстерского, во многом поколоения карьеристского, довольно абмициозного, не успевшего стать советско-индокринированными (он 1979 г.р.). Но он конечно "гуманитарий" (в широком смысле слова), человек образа и слова, известный писатель, с бэкграундом полумажора (дедушка и папа - журналисты/медийщики из Москвы), с обширными столичными медийно-литературными связями (при этом тут не оценочный, в смысле "плохие мажоры", а просто социальный нейтрально-описательный термин). Но к выводам о нашем времени, о картине мира "как всё работает в России и мире" мы пришли во многом сходными. К тому же язык у него подвешен довольно хорошо - излагает точно, без надрыва, по делу, как гвозди заколачивает, и где нужно (именно где нужно - не более!) может вставить крепкое словцо (тут я полностью за). Конечно 2 плюс часа (не знаю, почему Вдудь делает так долго) - это много, для кого-то deal breaker. Вот я всё еще смотрю (хотя и пока в отпуске, но дел-то до фига, особенно мой первый настоящий учебный год в качестве lecturer of the UK university начинается вот вот - с 28го сент). Когда же есть время - можно немного посмотреть для infotaiment. Рекомендую.

Отличное интервью с писателем Алексеем Ивановым

Автором около 20 книг, включая широко известный и экранизированный "Географ глобус пропил". Статья в Вики.

Оказывается он довольно часто живет в Манчестере, т.к. в часе езды от меня. Может навязаться на кружечку пива в pub :) ?

Очень ясное, четкое и краткое изложение мыслей. To the point, что называется. Впечатлило и понравилось

Книги 2018 г.

Элла Панеях, Кирилл Титаев, Мария ⁠Шклярук. Траектория уголовного дела: институциональный анализ

Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге

Социологи Европейского ⁠университета показывают, что российская правоохранительная система – это машина по изготовлению ⁠обвинительных приговоров, подобие заводского конвейера. ⁠В начале его – сообщение о возможном преступлении, а в конце – судебный приговор. ⁠Поэтому если дело не имеет перспектив ⁠раскрытия, то его лучше не регистрировать – будет только портить статистику. Оттого в России и все больше ненасильственных преступлений – их проще фабриковать.

Контролируется система не извне, обществом, а сугубо по внутриведомственной статистике («палочная система»), когда результаты сегодняшней деятельности должны быть чуть лучше прошлогодних. Поэтому статистика становится объектом манипуляций. «Траектория уголовного дела» – одна из лучших книг о российском государстве, вышедшая в 2018 году. Она подробно разбирает, как устроены разные части правоохранительной системы, какие стимулы и страхи руководят ее действиями и чего от нее можно ожидать.

Вадим Волков. Государство, или Цена порядка (серия «Азбука понятий»)

Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге

Как устроено и зачем нужно государство, новый ректор Европейского университета в Санкт-Петербурге и замечательный социолог Вадим Волков рассказывает ницшеанским методом критической генеалогии (или исторической антропологии) – показывая, из какого сора вырастают отдельные формы и функции государства. Одной небольшой книжкой он одновременно решил две задачи: рассказал историю государства и сделал путеводитель по теориям государственности. Сам Волков придерживается веберианского подхода, понимая государство как политическое сообщество, обладающее монополией на легитимное насилие, сбор налогов и осуществление правосудия на конкретной территории. Поэтому я включил его книгу в эту подборку.

Прототип царей и президентов – бандиты и племенные вожди. А крах государства – ситуация, когда право на насилие оказывается децентрализованным. Такая ситуация описана в ставшей классической книге Волкова «Силовое предпринимательство».

https://republic.ru/posts/92771

"Черные лебеди" или каково на самом деле распределение прибылей

Есть известная книга 2007 г. The Black Swan: the Impact of Highly Improbable, написанная Нассимом Талебом. Авто - это ливано-американский эссеист, академик и бывший трейдер, изучающий разные стохастические (случайные) явления на примере прежде всего финансовых данных. Оставляя мысль книги не gloom doom придет большой кризис и всё навернется, как часто думают, а он довольно скучный и заключается в том, что специалисты по финансовой статистике довольно давно недооценивали роль сильный отклонений от средней, а последние несколько десятилетий это они заметили и описали. Ранее, скажем в середине 20го века, многим казалось, что распределение прибылей (прибыль, return, это значит вы берете акцию XYZ и смотрите на любом временном отрезке изменение день 1 ко дню 2 -> return 1, процент прибыли дня 3го ко дню 2му -> return 2 и так на всем time window), например дневных, месячных, годовых, должны нормально распределяться (по Гауссу), однако оценка реальных данных показывает примерно следующее.

отсюда

отсюда



отсюда


На самом деле, распределение ненормальное. Но какое тогда? Ответ как в некоторых VK статусах "всё сложно". Оно действительно сложное и описывается примерно так (еще зависит от time window, но мы берем статистику по американскому фондовому рынку и несколько десятилетий). Это часто симметричное, но иногда слабо несимметричное (skewed, зависит от time window and timeframe) распределение, часто на больших горизонтах времени часто средняя в положительной области. При этом на расстоянии >2 сигм направо и налево есть заметные палочки, т.е. те самые события, часто очень кратковременные однодневные или встык день в день периоды падения и роста, которых вроде бы не должно было быть. Еще одно описание - эти распределения прибылей подобны распределению средних величин ака распределение Стьюдента (t distribution) с низким значением degrees of freedom (скажем k=2 or 3). Как известно со статьи 1908 г. Уильяма Госсета (ака Student), распределение средних величин ведет себя не так, как нормальное распределение и "хвосты" распределения этого тем "толще" чем меньше степеней свободы (на рисунке ниже это параметр k).


внизу параметр nu - это число степеней свободы. Видно что "толстые хвосты" у распределения Стьюдента уходят с ростом nu.


И еще, что не очевидно, events с крайнего левого фланга плотности распределения близки к events с правого фланга распределения. Это тем, кто видел большие bear markets заметно, когда после офигительный панических sell-offs буквально через 1-3 торговых дня идет офигительный же rebound.

отсюда

Python: продолжаю изучать. Pandas и иже с ними

В 2017 г. довольно много времени посвятил программированию по разным причинам. Вообще, время требует (данных до фига и с ними нужно эффективно работать), и для формирования tranferable skills, и для разных рабочих и хобби проектов. Оказалось, что знаний R, во многом заточенных под статистику, недостаточно для некоторых задач, а основы программирования в моей голове в университете не были заложены (я же биолог, не технарь). Благо сейчас обучающего материала намного больше, чем 10 - 20 лет назад. Проблема - выбрать и действительно учить. Пришлось почитать книжки и просмотреть кое-какие курсы по:

C: для понимания того, что такое вообще компилируемые языки и попутно почитать кое-что по AVR Atmel микро-контроллерам Сейчас это нужно для моего проекта по голубям и иных электронных проектов (многие из которых скорее всего не будет реализованы или со временем видоизмененны). Понял, что даже для формирования четкого техзадания для сторонних разработчиков нужно понимать основые того, как это всё делается в смычке soft/hardware.

Python: как пример настоящего полнофункционального интерпретируемого объектно-ориентированного языка с массовой поддержкой растущего комьюнити. Язык довольно простой для новичков (по сравнению с java, c++). Множество библиотек для разных задач и они быстро развиваются. Оказалось нужно и для профессиональных целей (н-р, для обработки и визуализации разного рода данных от измерений электромагнитных полей), так и для моего хобби - разработки трейдинговых систем на платформе Quantopian.

Для последнего, за праздники наконец-то завершил разработку моего momentum алгоритма (идея - торговля на открытиях с большими gaps и trailing в направлении momentum с определенным offset). Теперь, когда backtesting работает, проблема - какой набор параметров, коих много, нужно подобрать, чтобы работало и чтобы не оверфиттить. Классическая parameter optimization task, что требует нехилой research work в jupyter notebook, а для этого нужно лучше знать как работать с довольно хитрожопыми data frames, а для этого нужно знать библиотеку pandas (series, data frames, multi-indexing - вот это вот всё). Купил курс на udemy по pandas / numpy / matploylib и активно изучаю. Понадобится для многих разных целей. 

Еще цитата о революции информационной эпохи и "информационном пузыре"

Что произошло с наступлением информационной эпохи? Единый мегафон, который находился в руках государства, или много больших мегафонов в руках корпораций размножились в совершенно геометрической прогрессии. Социальные сети дают каждому из нас возможность для высказывания. Количество источников информации увеличилось просто невероятным образом. Еще раз повторю: это очень серьезное историческое изменение, смысл и величие которого мы до конца не осознаем. Его ближайшая историческая параллель — это изобретение книгопечатания.

Помню это как вчера. Когда Гуттенберг изобрел печатный станок и он стал постепенно распространяться по Европе, сколько крику было, что это конец света. И надо сказать, что не без основания. Первой печатной продукцией, которая в массовом порядке стала производиться, были даже не священные книги (хотя это важный момент), а ноты (музыка) и порнография (эротические книжки с картинками). И это разрушило монополию церкви на печатное слово. Если раньше манускрипты писали специально подготовленные люди в монастырях — книг было мало, они стоили дорого, монастыри были центрами просвещения, — то теперь вдруг каждый владелец станка мог напечатать свою увлекательную книжку.

Сначала было много возмущения по поводу того, что это распространяет безнравственность, эротизирует нашу молодежь. После этого наступили последствия более серьезные — а именно появились переводы Библии на национальные языки. Это подхлестнуло процесс реформации, что, в свою очередь привело к разрушению единого «крещеного мира», Christendom, и привело в конечном счете к образованию национальных государств. Таким образом, действительно гуттенбергов пресс разрушил старый мир.

Приблизительно то же самое происходит у нас с вами. Огромное, неисчислимое количество источников приводит к неисчислимому количеству фактов и к демократизации этого дискурса. Каждый может сказать что ему в голову взбредет, каждый может найти себе слушателей. А слушатель уже не просто слушатель, он же и комментатор, он же и распространитель (и к нему за это тоже приходит компетентный орган и говорит — зачем ты расшарил нехороший пост). Соответственно, он участвует во всем этом дискурсе.

Последствием является разрушение монополии на истину и далее размывание самого понятия правды. Поэтому когда мы говорим: «Все врут», то имеется в виду даже не то, что есть правдивый я, а ты говоришь неправду. Имеется в виду, что количество фактов так велико, а интерпретаций еще больше, из этих мириад фактов можно выстроить любую концепцию. Соответственно, установить истину становится не то что невозможно, а уже непонятно — зачем.

Парадокс тут в том, что, с одной стороны, информационные технологии открыли эпоху всеобщей прозрачности. Казалось бы, никогда фактчекинг не был таким легким и приятным. Вроде бы узнать, как все было на самом деле, легко — но выясняется, что это не очень нужно. Люди ищут не правды факта, а правды эмоций, люди объединятся не по принципу «мы вместе знаем, как оно есть на самом деле», а по принципу «мы чувствуем одинаково».

Был ли СССР де факто самой читающей страной мира?

ОТСЮДА.

Советский идеологический артефакт - массовое убеждение что советская публика была самой читающей в мире. В самом деле, популярные книги издавались миллионными  (!) тиражами и разлетались как горячие пирожки. Так ли много читали в СССР? На мой взгляд не стоит путать тиражи с читаемостью. Благодаря специфике книгоиздания в СССР - книги были не только бумажными носителями информациями. Это были еще и дефицитные обьекты длительного потребления. Словом, их можно было купить и поставить в югославскую стенку. А что вы думали? Только хрусталь и фарфоровые слоники были признаком уюта и обеспеченности? Нет, еще и собрание сочинений Мориса Дрюона, Дюма и антология фантастики.

Отсюда и бешенная покупаемость книг - их выгребала из магазинов далеко не только интеллигенция, но и те, кто их покупал ради потенциального и никогда не происходящего прочтения, кто ими затаривался ровно также, как покупали "выброшенную" туалетную бумагу впрок на себя, родственников и знакомых. Благо что цены на советские издания были в целом умеренными.

Из-за этого затаривания книгами получался одни из советских парадоксов - те кто действительно хотел их купить для того чтоб прочесть, не успевали и проигрывали массе тех, кто их покупал "на всякий случай" или "украсить гостинную". В плановой экономике, впрочем, такие мелочи на каждом шагу.

Этот дефицит, кроме традиционного решения "по блату" неожиданно породил несколько альтернативных сетей по продаже и обмену книгами. Неожиданно - потому что советское государство терпеть не могло альтернативы и инициатив, идущих мимо него. Ну, про самиздат я говорить не буду - это огромная и очень отдельная тема, но кроме этого существовали, например магазины "Букинист" где можно было продать и купить книгу. Они были, как бы так сказать - полугосударственными, планировать их работу было нельзя, а произвольность назначения цены делали их в каком-то смысле даже рыночными. Была также система книжного обмена при крупных книжных магазинах - можно было выставить книге определенный бал и сменять на книгу соответствующей бальности, хотя энтузиасты менялись и просто на рынках или по переписке.


Небольшой итог - дефицит товарный в СССР накладывался на ограничения в распространении информации и порождал у населения страсть к собирательству и накопительству.

ППКС, потому что на своем опыте поздник 1980-х гг помню знаю. Эти книги у нас до сих пор. Хватали мы кучу собраний сочинений и энциклопедий, чтобы заполнить стенку в зале. Сдавая мукулатуру в школе, я порой получал чеки, с которыми правда в книжных ничего кроме Дюма и еще чего-то попсового приобрести было невозможно. Батя через знакомую продавщицу книжного и разные райкомобкомовские или иные связи доставал иногда многотомный дефицит, как правило классика. Но в итоге, читал больше всех я и мама присоединялась иногда по исторической беллетристике. Отец прочитал в своей жизни книги 3-4 (наверное прочитал некоторые стихи Высоцкого, "Швейка" Гашека, знаменитые два романа Ильфа и Петрова и еще рассказы Шукшина любил. Кажется всё). К полным издания Л. Толстого, Тургенева, Куприна и иных классиков опять же прикасался только отчасти я, т.к. "Войну и мир", к примеру, нужно было читать для школы. Многие книги из этих собраний с момента приобретения в конце 1980-х гг. до сего дня не открывал никто из членов семьи.

Zotero

Говорят, отличный менеджер статей. ОТСЮДА.



Рекомендация от друзей






imbg


19 апреля, 14:57


Недавно получил на почту от Andrey Pichugin - делюсь со всеми, судя по всему программа заслуживает внимания:




-  Привет! Я набрел на классный инструмент для создания библиотек zotero.org. Это как EndNote, но возможностей побольше и очень просто устроен.

Преимущество в том, что когда смотришь статьи в Chrome или Firefox, нужно только нажать на значек в поисковой строке, и статья автоматом закачивается в библиотеку. То есть, не нужно самому сохранять файлы под читаемыми именами и т.д. Все само! Потом перетакиваешь "статью" (со всеми данными выходными и web адресом) в нужную папку.
К этой проге есть вордовский и опен-офис add-in. Когда пишешь статью, и надо вставить ссылку, нажимаешь кнопку,и в появившейся поисковой строчке вводишь автора, например. Второй клик - и статья включена в список литературы!
И полная круть в том, что все мои библиотеки, соьбранные по-крупицам (переназванные файлы) можно просто перетащить в zotero, обновить выходные данные, и все статьи сразу оказываются в полнотекстовом виде с аннотациями!
В целом - можно работать со статьями так, что комментарии или фрагменты статей будут прикреплены как отдельные файлы. То есть можно, читая статьи с планшета, вводить комменты, выделять важное, а потом сохранить это, важное для тебя, и оно по вай-фаю в твоей библиотеке сразу.
Короче, я стал фанатом Зотеры!
***


Возможно, и вам понравится.

Ярмарка тщеславия - тогда и сейчас

В интервью в предыдущем посте, Клейн заметил, что "Ярмарка", и пути Бекки Шарп и Эмилии Седли нужно обязательно проходить в школе, т.к. очень современное произведение. И тут я подумал про коллективных бекк, всех этих боженорынскоподобных "дорогих ляль" (ТМ), богато народившихся за нулевые, об этих профессиональных охотницах за мужичков, обильно транслирующих миру полушутя полусерьезно мотиваторы и копипасты аля "мне важно, чтобы муж был просто хорошим человеком, а чем он там занимается, металлами или газом, уже дело десятое" etc, всем своим видов уже при первой встречи показывающих, что вселенная им нехило задолжала, ибо сказано же кем-то мудрым в сети "ты этого достойна!"... И да, на уроках Клейна по литературы, после прочтения вышеуказанного произведения, обычные вопросы современных мАаасковских девочек старшеклассниц/первокурсниц можно свести к двум: у совсем ТП-тый вопрос - "so what?", ну и вариант чуть поДеБеДэшнее - "а где же take home message?". Ах да, Теккерей еще не владел искусством капслока, не писал профили в VK, и забыл про блюдечко с голубой к. :) Но в целом, та же Б.Рынска заявляла, что, хоть маска Бекки ею уже надета давно и срослась с кожей, ее всё же раздражает финал. Он, типа, нравоучительный, притянутый. Да нет, имхо, не притянутый. Просто если ты мечешься и кидаешь, кидаешь и мечешься, предельно цинично используя даденное родительскими генами и пластической хирургией (т.е. одним словом - упавшее извне, не заработанное), то не удивляйся (А) череде фрустраций, вызванных (surprise!) кинувшими тебя и (2) недоверию и справедливым ожиданием новых кидков с тем очередным, кто рядом. Ах, да, this time will be different. И да, к вопросу о том, что путь Эмилии тоже вызывает вопрос. Угу, жизнь, сцуко, штука несправедливая, но ведь можно вести ее более или менее достойно, ЕВПОЧЯ.