Category: экономика

Category was added automatically. Read all entries about "экономика".

Разговор Павла Чикова и Сергея Гуриева о необходимых реформах правоохранительных органов

"Экономисты часто спорят друг с другом. Но есть и вопросы, по которым у экономистов консенсус. Например, они соглашаются с тем, что главные проблемы российской экономики — неэкономические. В России «плохой инвестиционный и деловой климат» и «неразвитые политико-правовые институты». В переводе с научного языка это означает, что одним из главных препятствий для экономического роста является неэффективная, коррумпированная и неподотчетная правоохранительная система. Что (же) делать правоохранительными органами? Сергей Гуриев поговорил с руководителем Международной группы «Агоры» Павлом Чиковым. Больше 15 лет Павел и его коллеги защищают права российских граждан — в том числе и от произвола силовиков."

Павел Чиков - человек примерно моего поколения (всего на 3 года меня старше). Он уже лет 20 занимается активной правозащитной деятельностью. Знает систему правоохранительных органов, законодательство и правоприменительные практики в РФ не понаслышке. Многие годы был активным участником Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека (2012-2019), что уже говорит о много (увы, теперь он не там, т.к. в прошлом году его, Шульман и многих уважаемых людей типа Т.Г.Морщакову "ушли" из Совета, а во главе поставили лизоблюда Фадеева - впрочем сейчас совет этим выхолощен). Но Павел продолжает свою деятельность - пожелаем ему сил и удачи.


Обзор экономического состояния Белоруси

Статья unokai Александра Зотина (стар. научный сотрудник ВАВТ - Всероссийская академия внешней торговли) еще мая 2019 г., но принципиально экономическая ситуация в Белоруси вероятно мало изменилась за год (ну или скорее всего из-за covid19 проседания нефтяных цен ситуация даже немного усугубилась).

Что мешает белорусской экономике и как она связана с субсидиями из Москвы.


Тезисно:
1) экономика Белоруси двухсекторальная, с преобладанием (~80%) госсектора и малым и несущественным сектором частной и преимущественно сервисной экономики
2) ни одно (по крайней мере, крупное) советское предприятие, часто с многотысячным штатом, не было закрыто. Госсектор существует в ситуации чрезвычайного протекционизма, ограничения иностранного капитала, доступа к госсубсидиям и дешевым госкредитам, госзакупки (т.е. искусственно поддерживаемый спрос на малоконкурентную за пределами страны продукцию)
3) быстрый рост в 1996-2009 гг. (7%+ в год - во многом это был восстановительный после шока 1991-96 гг.) с 2009 гг. сменился стагнацией последних 11 лет. Рост не устойчивый. За 1992-2020 гг. среднегодовые темпы роста довольно низки для развивающейся экономики (3,3%).
4) Госпредприятия стали убыточными. Занятость на них явно избыточная. У многих накоплены огромные для их масштабов долги (сотни миллионов $). Т.е. после снятия или существенного уменьшенея протекционистких мер эти предприятия минимум будут сильнейшим образом реструктуризованы (вероятны слияния и сокращения персонала), либо даже (некоторые) полностью обанкротятся
5) Рост зарплат в госсекторе многие годы проводится административными мерами. Последние 10 лет сильно отстает от роста производительности труда. Когда БР просила денег МВФ и те просили как-то решить вопрос, то БР отказалась, ведь на этом disparity во многом держится власть Луки
6) Цены в ритейле частично госрегулируются
7) Из-за правил Таможенного союза нефть при пересечении границы РФ-Беларусь не облагается экспортной пошлиной, что субсидирует энергетич и нефтеперерабатывающий сектор БР - > большая корреляция роста экономики БР с ценами на нефть при отстутствии собственной добычи нефтегаза. Плохо на рынке нефти - плохо и БР.
8) Но (для кого-то может быть главный пункт) - "К достижениям Лукашенко можно с некоторыми оговорками отнести сохранение высокого равенства населения, характерного для эпохи СССР. В постсоветских странах рыночные реформы начала 1990-х были болезненными и большинством населения воспринимались как несправедливые. При этом значительная часть населения проиграла от реформ. Белоруссия, как следует из исследований ЕБРР, – единственная страна на постсоветском пространстве, где благосостояние увеличилось у всех слоев населения – от самых богатых 20% до самых бедных 20%."

Вывод и перспективы:
Понятно, что такая экономика не адаптируется медленно, плавно и постоянно к внешним условиям, а напротив - ригидна и застыла в такой своей "жесткости", и поэтому предрасположена к переменам рывками. Любое существенное политическое изменение в "экосистеме", кстати даже не обязательно в самой БР, а к примеру в России (н-р, обнуление экспортной пошлины без существенной компенсации потерь БР), что может случиться в России даже без больших политических изменений в ней самой (просто надоест субсидировать БР или "самим уж очень надо"), "рывком" изменит ситуацию в БР (например, существенные реформы в госсекторе БР).

Очень примерное вангование

В следующие 5 лет (до конца текущей президентской каденции)

1) протестные настроения будут нарастать в столицах и даже в провинции без четкого политического представительства и требований. Нарратив примерно "хотим чего-то лучшего, но как это сделать - вам решать, мы люди простые".

2) манифестироваться (1) будет через размывание доли представителей Едра и явно выдвинутых кандидатов от Едра и/или условно понимаего Центра. Региональные выборы чаще станут "опрокидывающими", т.е. побеждает случайно кто угодно, но не выдвинутый Центром.

3) в среде с (1) и (2) наибольшие шансы получают представители "спящего института" легальной оппозиции т.е. представители КПРФ, КПКР, СР, ЛДПР и их сестринские партийные объединения. "Спящий институт" партийной конкуренции проснется. Проснуться легче тем партиям, которые уже готовы, имеют региональную структуру, много лет как сформированы и имеют союзников в ГосДуме (условно левые и националистические партии примыкают к уже имеющимся в ГосДуме КПРФ и ЛДПР). Почуяв размытие доли Едра, период полной подконтрольности этих партий сменится периодом "а вот теперь договариваться будем". Вспомним децентрализованную ГосДуму 2го созыва (1995-2000). Это может произойти если не на выборах 2021 г, то например с 2026 г.

4) бюджетная политика на разных уровнях, включая федеральный, станет склонна к решениям проинфляционным и бюджетодефицитным. Примерами таковых могут быть следующие: (i) Не сколько реформы госмонополий типа разделение и частичная приватизация Газпрома, сколько пропуск или уменьшение размера ежегодных увеличений тарифов, что в условиях той же неэффективности госмонополий ведет к росту проблем госмонополий без их реформирования. Если так делать много лет подряд, госмонополии будут требовать серьезной помощи (докапитализации, снижение долговой нагрузки), а большие финансовые вливания в уставные капиталы госмонополий будет ослаблять рубль.  (ii) Попытки административно поднять зарплаты госслужащих могут также как первые майские указы 2012 г. подорвать и без того уже обремененные долгами региональные бюджеты многих субъектов РФ. Наболее сложные регионы нужно будет спасать за счет федбюджета. (iii) Попытки разогреть рост экономики через увеличение финансирования предприятий (в экономике где по разным оценкам 40-70% ВВП производится (квази)госпредприятиями, см. примерно как программа "Партии роста" на выборах в ГД 2016 г.), часто это делается через субсидированные или госгарантированные кредиты коммерческих банков, может в моменте нескольких лет даже подтолкнуть рост экономики, но перепроизводство без роста экспорта и ограниченности внутреннего спроса может в итоге привести к замедлению этого форсированного роста. Банки при этом могут оказаться в ситуации с большим объемом nonperforming loans, что вынудит их сливаться с более крупными (как правило госбанками), а те свою очередь будут требовать докапитализации. (iv) Пункты (i)-(iii), особенно на фоне случающихся иногда спадов в поступлении экспортной выручки, могут приводить к серьезным дефицитам бюджета, снижению курса рубля и импортируемой инфляции. Большая монетарная расслабленность бюджетной политики как правило ассоциирована с большим уровнем инфляции.

Редакция: Верните мой 2007-й

Youtube-канал Пивоварова "Редакция" смотрю иногда фоном и с удовольствием. Вот один из последних выпусков с ностальгией по нулевым "Верните мой 2007-й". В выпуске вы найдете: интервью с солистом Animal Jazz А. Красовицким, вспоминаем первый iPhone, расцвет альтернативы, эмо движения, нацболы, гламур и многое что еще.



Что было со мной в 2007 г.? Это были мои первые два года аспирантуры после переезда в Германию. Мне всего 25-26 лет. Намного более максималистский в суждениях и менее склонный к компромиссам, во многом конечно менее опытный и несомненно более наивный. В этом возрасте тебе кажется, что все дороги открыты, что многое можно достичь быстро, а даже кажется, что знаешь как это сделать, не сделав, как другие "наивные" люди, множество ошибок. Потом конечно попадаешь в теже ловушки, что были у предшественников. Молодой докторанд (doktorand, так в Германии называют тех, кто делают PhD), работающий в небольшой и довольно молодой и активной лаборатории в Ун-те г. Ольденбурга (руководителю всего 35, средний возраст в нашей небольшой, 5-6 человек, группе довольно низкий). Все горят общим делом, постоянно что-то обсуждают. Впервый в моей жизни появилась возможность заниматься любимой наукой в очень комфортных для этого условиях. Вокруг много новых идей и есть куда расти. Становиться видна перспектива - долгий и сложный путь современной academic career, с мотаниями по миру и постоянно жесткой конкуренцией. Уровень экспертизы в группе, универе и у наших коллабораторов мотивировали тянуться и многому и быстро учиться (иногда ты конечно overwhelmed, но меня обычно сложности steep learning curve не пугают, а заводят). На работе отличное оборудование и вообще хорошая инфраструктура (один удобный зеленый кампус чего стоит). Городок Oldenburg (чуть больше 100 тыс. жителей) зеленый, небольшой и очень удобный для жизни. У аспирантов, как мне казалось, очень приемлимые условия жизни (хорошая, чистая, недорогая общага, когда можно одному, о чудо :), жить в комнате - непозволительная роскошь для иногороднего аспиранта академического института в СПб в то время, если кто помнит СПбГУ общагу в Петергофе или академическую общагу на пр-те Тореза), приличная стипендия (не надо подрабатывать, если разумен и экономен). Возможность узнавать столько всего нового (разные люди, страны, разные способы делать тоже самое, даже в бытовом плане). Возможность учить язык(и) в языковой среде (помню насоклько тогда был полностью погружен в немецкий и скоро начал говорить). Возможность путешествовать (финансы, географическое положение и EU ВНЖ позволяли это делать намного легче, нежели раньше). Ну и конечно новый люди - возможность заводить множество новых профессиональных и личных знакомств со студентами со всего мира. Ну и, естественно, куча эмоций, влюбленностей, встреч и расставаний.

Да, и новая музыка. Кстати, фанатеть от питерских Animal Jazz я как раз и стал с 2007 г. с альбома "Шаг. Вдох", а кавер на "Три полоски" от Amatory мне понравился не меньше оригинала, а может и больше.


а вот какими были Amatory (live из 2008 г.)


Ну а потом, на протяжении 2007 до сейчас, торчавший на наркоте солист группы Amatory Игорь Капранов, "нашел Бога" в монастыре на Афоне и теперь поет церковно-византийскую музыку в одном из Питерских хоров. Кажется это тоже отражает Zeitgeist и переход от нулевых к концу 2010-х гг.

Общий фон был тогда, на мой взгляд, довольно позитивный. Тогда был пик экономического роста как в Европе и США, так и во многих emerging markets, включая Россию. Да, это многим казалось таким frenziness, слишком бурным, неустойчивым ростом, таящим в себе угрозы такого же внезапного "срыва" вниз (что собственно и реализовалось в 2008 г., но было неочевидно). Для России это безумно экономическо благоприятное время на фоне высоких цен на нефть (пик под $150 будет в 2008 г.) и всё еще восстановительного роста после долгого спада 1990-х. Всё прет, кажется, что любой бизнес растет, и у многих надежды на непрекращающийся будущий рост. Некая общая эйфория (плюс у меня и многих из моего круга, где многие близки по возрасту, всё это еще помножено на возраст и личные обстоятельства). Но в воздухе, как мне кажется (конечно же я говорю с looking forward bias), для меня уже звенят, четче и четче, там и тут, звоночки, что в России сложившийся стиль и способ госуправления просто так гладко и эволюционно не рассосеться, что эта дорога с большими и нарастающими рисками. Конечно, экстраполировать эти риски в будущее и понять, как и когда они реализуются, было невозможно, и уж тем более представить себе, что произойдет с 2014 г. я и представить себе не мог. По-честноку, тогда был совершенно не очевидно, реализуются ли эти риски или это просто "пугалки", созревающие в моей и иных головах. Тогда, как мне кажется, многие, кто ставили чисто на экономические тренды, экстраполировали их на следующие 10-20 лет, и преуменьшали эти риски, игнорировали политическое развитие, и в итоге экстраполяции оказались строили сильно завышенные ожидания и бурный рост 1999-2008 гг. сменился сначала кризисом 2008 г., коротким периодом посткризисного восстановительного роста 2010-2011 гг., и последующим сильно замедленным ростом, а сейчас уже понятно, что экономически с 2007 г. было считай потерянное 10летие и стагнация (в среднегодовом вычислении), а размытые на 2007 г. "пугалки" реализовались еще как, а не были фантомами в головах, и реализовались они в виде целого "букета" событий последних 5 лет. И это еще будут рассасываться ни год и не два (кажется в экологии это называют carry over effects). Эйфория сменилась усмирением и успокоением, а большие ожидания сильно скорректировались, ну а 20+ летние стали 30+ или 40+.

Возвращаясь к 2007 г., то год лично для меня был хорошим и полным радостных эмоций и позитивных впечатлений.

Две интересные статьи в "Коммерсанте"

Лекции по экономике

Замечательный курс экономических лекций на youtube канале ForbesRussia. Эти лекции - совместный проект фонда InLiberty и Фонда Егора Гайдара

Экономика гиперинфляции: денежно-кредитноя политика в конце 1980-х и в 1990е, почему была гиперинфляция



Экономика догоняющего развития

Директор Института анализа предприятий и рынков НИУ ВШЭ, президент Ассоциации независимых центров экономического анализа (АНЦЭА) Андрей Яковлев об истории экономического развития в авторитарных режимах — Южная Корея, Чили, Китай.



Поведенческая экономика: ошибки мозга, из-за которых мы теряем деньги

[Молодые] спрашивают, а чем собственно плановая экономика плоха?

Если кратко - плоха на длинном горизонте в сложной и усложняющейся экономике из-за накопления больших дисбалансов, из коих главные два:

- сложнейшая и на практике нереализуемая (сейчас и может никогда) задача реального балансирования спроса и предложения из одного центра

- снижающаяся фондоотдача (investment misallocations)

Теперь что все эти слова означают по простому - см ниже у Константина Ремчукова:




О.Журавлёва― ...вопрос Сергея [некоего радиослушателя], что, разве невозможна при социализме хорошая жизнь, немножко поделитесь своим опытом государственного планирования.

К.Ремчуков― Да. Много вопросов вот от этих утопистов, которым кажется, что возможна плановая экономика. И реальность нашей плановой экономики была такова, что в конечном итоге это и привело к краху Советского Союза.

О.Журавлёва― То есть не Афганистан, не цены на нефть, не происки американцев?

К.Ремчуков― Ну, это были поводы, какое-то конъюнктурное ухудшение ситуации. Главная базовая вещь – советская экономика перестала производить потребительные ценности, которые нужны были людям. И она не могла в принципе производить, потому что плановые методы управления в народно-хозяйственном комплексе… План может быть хорошей вещью до определенных пределов внутри корпорации, там, где есть один собственник. Когда этот один собственник есть, он может чего-то там планировать, и то он сильно зависит от рынка. То есть он может спланировать «Я произведу столько-то», а рынок скажет ему, что в этот момент тебя китаец выдавил с этого рынка и ты полетел. Но, в принципе, деятельность надо планировать.

Под планомерностью мы понимаем сознательно поддерживаемую пропорциональность. Сознательно поддерживаемая пропорциональность в национальных масштабах в национальной экономике невозможна из единого центра. Только рынок в состоянии поддерживать пропорциональность в том числе за счет признания части затрат ненужными.

О.Журавлёва― Ну, объясните, вот, совсем просто.

К.Ремчуков― Совсем просто объясняю. План. Чтобы составить план того, что нужно людям в стране, чтобы мы хорошо жили. Потому что Маркс же придумал план как антитезу рынка, поскольку он считал, что рынок – это анархия, и часть труда, которую люди затрачивают, именно на рынке признается ненужной, и он считал, что это нелепое расходование человеческого ресурса. И его критика капитала заключалась в том, что «Ну как же так? Общество – мы же все такие умные (Маркс очень апеллировал к силе ума), можем себе позволить». Поэтому он говорил: «Не надо ждать, пока товары встретятся на рынке, вернее, продукты твоего труда. И часть продукта превращается в товар – это та часть продукта превращается в товар, которая кому-то нужна, она обладает так называемой меновой стоимостью. А тот продукт, который произвел и он никому не нужен, он так товаром и не стал, он идет в отход. А потратили энергию, материалы, красители. Зачем это надо?»

И они придумали план, планирование как способ организации экономики социалистического типа, где будет один центр, который учтет все потребности людей и на основе этих потребностей нагрузит всё производство так, чтобы все всё произвели. И это очень такое, примитивное при примитивной модели управления устройство экономики.

Но пока начиналась индустриализация на ранних этапах, пока было всего, там я не знаю, одному народному комиссариату нужно было курировать 4 завода каких-нибудь, 4 стройки – в Сталинграде, в Харькове…

К.Ремчуков: Только рынок может поддерживать пропорциональность, в том числе за счет признания части затрат ненужнымиQТвитнуть

О.Журавлёва― Это работало как в корпорации.

К.Ремчуков― Это работало, потому что это один человек ездит и там чего-то распределяет людей. А когда экономика разрослась и к 1982 году одновременно в нашей стране производилось 25 миллионов наименований вот этих вот потребительных стоимостей, то как спланировать разумно и рационально их производство, уже не знал никто, поскольку не было инструментария даже внутри планирования.

Потому что план действует таким образом. Чтобы составить план, есть такая методика народно-хозяйственного планирования. Там говорится о том, что для плана я должен получить от вас как руководитель предприятия заявку, сколько вам нужно чего, сколько нужно металла, сколько нужно песка, сколько нужно гвоздей. Если я получу от вас, я получу от него и от него, я это сведу и скажу, что столько металла, столько песка, столько гвоздей и распределю между заводами. А вы, которые предприятия, вы мне в ответ отвечайте, а как я узнаю, сколько мне нужно металла, сколько мне нужно гвоздей и песка, если я не получил от вас плана? План же закон. Я думаю, что мне 100 нужно машин, а, может быть, вы мне 110 спустите. Я говорю «Ты не болтай. Пей давай».

В результате исходные показатели очень сильно отличались от реальности. А поскольку план, все-таки, был главный оценочный показатель деятельности, то оценивался труд, в том числе премии, ордена, медали и переходящие красные знамена и вымпелы давались по результатам выполнения плана. То эта система при Сталине вела к тому, что очень часто тот, кто не выполнил план (а он и не мог его выполнить подчас, потому что хаотично были организованы вот эти поставки)... Масса фильмов, романов о том, что 28 дней в месяц люди стоят, у них нет, а потом начинается аврал. Аврал – это когда к какой-то дате нужно, там, к 7 ноября или к концу месяца выполнить план.


Collapse )

Пределы роста

Мау довольно точно формулирует то, что я для себя формулирую как рабочую гипотезу с примерно 2008 г., глядя на восстановление американской и европейской экономик после Великой Рецессии. Внизу я еще добавлю от себя.

"...проблема будущего капитализма – это проблема будущего современного экономического роста. Современный экономический рост возник 250–300 лет назад, но из этого не следует, что он навсегда. Одна гипотеза – это навсегда, а другая – это болезнь, которой должно переболеть общество, достигнув определенного предела, и он остановится. Как это бы фантастически ни звучало, но это одна из главных загадок экономической науки. Можно пока лишь предположить причины и ситуации, при которых современный экономический рост может прекратиться. Например, когда в основном произойдет [не полностью, но до какой-то степени - от себя] экономическая (и социальная?) конвергенция всех регионов мира, то есть не останется регионов с дешевым трудом, а потому исчезнет и «разница потенциалов» стран и регионов, исчезнет и разница в цене труда. Мы не знаем, произойдет ли это когда-нибудь, но может и произойти.

...Есть еще случай Японии. Здесь мы сталкиваемся с новым феноменом. Мы всегда считали, что во время кризиса главное – остановить спад. Если вы его остановили, то дальше экономика начинает расти. Последние два года мы наблюдаем чудную дискуссию о поиске дна. А вот опыт Японии доказывает нам, что вы можете перестать падать, но и можете при этом не расти. Всегда в последние 250 лет, когда кризис прекращался – начинался рост. Но сейчас мы понимаем, что развитая экономика может не расти 25 лет, и при этом сохраняется высокий уровень благосостояния, спрос, нет особой социальной напряженности … Для нас сейчас, с точки зрения современных вызовов, которые стоят перед Россией, ключевой вопрос – не перспектива остановки спада («нащупывание дна»), а перспективы экономического роста. Важно понять – способна ли экономика расти темпами выше Германии, ниже Китая – чуть выше среднемирового уровня? Что нужно сделать для роста? Почему 25 лет Япония не растет и при этом там – всё хорошо? Это теперь навсегда? "

Экономический рост вполне может быть конечен и далее он будет замедляться (уже замедляется в последние 10-15 лет?) и выходить на плато, колеблясь около нуля или чуть выше. Конвергенция и "разность потенциалов" в разных регионах мира (н-р, сильная разница в располагаемых доходах и/или стоимости рабочей силы в разных регионах мира) не обязательно приведет к полной конвергенции и выравниванию, хотя конвергенция в 20-21 вв уже довольно значительная, но может дойти до определенного предела и замедлится, а потом остановится, когда будет достигнут определенный спред и уже не будет столь большой разницы в доходах между разными странами, чтобы обеспечить высокие темпы роста.

Еще один фактор - старение населения и достижения большой доли населения развитых стран уровня потребительского насыщения. Например, на примере рынка недвижимости. Я могу ошибаться, но мне кажется, что в развитых странах (виде это в Германии и Канаде) идет глобальный тренд на то, что растущая доля стареющего население 60+ идет по пути downsizing (переезд из часто уже выкупленного жилья в меньшее по размеру, которое дешевле и проще в обслуживании), а более молодые и семейные часто переезжают в их жилье, и это всё еще на фоне замедляющихся темпов роста народонаселения в Сев америке или даже на фоне снижения численности населения в старых странах Европы (и это несмотря на крики про орды неконтролируемой иммиграции). В результате, достраивать нужно всё меньше и меньше, хотя строительство всегда будет (хотя бы взамен старающего жилфонда).


Это кстати, в качестве гипотезы, может означать, что в 21 в. богатые страны останутся дрейфовать на относительно высоком уровне, может быть плавно снижаясь, средние застрянут на своем уровне (middle level income trap), а очень бедные пока еще по инерции несколько десятелетий будут расти и приблизятся к среднему уровню, а потом тоже застрянут. Конвергеция выведет огромную часть населения Земли на более высокий уровень, но не приведет к слиянию всех на одном уровне. Разница останется существенной, а топливо для экономического роста окажется конечным. Конечно, всё равно будут бурно развивающиеся и растущие быстро отрасли, типа медицины (стареющее население), разного рода (полу)-автоматизации производства и услуг, разного рода инновации в транспорте, IT и т.д., но глобально рост замедлятся.


Бывает ли эмиссия и без инфляции

К предыдущему посту. Да, у "них", в частности, в США, была программа количественного смягчения и те, кто боялся выливания огромного количества денег в реальную экономику и гиперинфляции оказались неправы. Но всё же кое-какой и еще неполностью замеренный и осознанный эффект был, а именно - инфляция активов. Да, наверное на волне нового бизнес-цикла, начавшегося с 2009 г. и заканчивающегося прямо сейчас, рынки бы всё равно выросли, но QE, скорее всего, способствовал еще большему перегреву рынка и еще больше на пике цикла исказило PE (отношение цен акций к прибылям компаний). Механизм там комплексный, но основа - эмиссия. Во многом она была залочена в ФРС на коррсчетах, но всё же кое-что выливалось на рынок, оседала в корпоративных бондах. Особенно плохо, что это привело к росту той части рынка, которая связана с высокорискованными облигациями (junk). Вырученные за размещение джанков деньги компании часто вкладывали в выкуп своих же акций с рынка, задирая капитализацию. В итоге - перегретый к 2015 г. рынок. Но лафа для джанков закончилась, дивергенция между тем же ETF JNK и фондовыми индексами колоссальная и спред начинает сужаться. Сейчас просто идет технический отскок после январского падения. После этого ждите мощнейших движений по уже медвежьему рынку (да, мы уже в нем).

На картинки вот здесь посмотрите

http://www.barrons.com/articles/junk-bonds-send-ominous-warning-to-the-market-1450129053
http://www.marketoracle.co.uk/Article53354.html